Обманчивый лик европейской миграции


Каждая фаза расширения Европейского Союза вызывает массовую миграцию из бедных стран в более зажиточные. В связи с предполагаемым вступлением в ЕС Турции снова возникли опасения по поводу того, что Западная Европа будет не в состоянии абсорбировать новую волну иммигрантов.

Тем не менее, за всю свою историю Западная Европа ассимилировала миллионы иммигрантов, хотя и не без трудностей. Вот почему после пяти столетий внутриевропейской миграции европейская нация остается весьма неоднородной: так, например, у каждого четвертого француза один из предков в первом или втором поколении родился за рубежом; в Вене этот показатель составляет 40%. Как же удалось Европе достичь подобной интеграции?

Иммиграция – один из наименее исследованных эпизодов в европейской истории. Если хотите, Европу традиционно считают континентом эмигрантов, а не иммигрантов. Но иммиграция тоже имела место. В XVIII веке, когда в Нидерландах строились защитные дамбы и осушались болота, на этих работах было задействовано большое число рабочих из северной Германии. Для обработки виноградников во Франции приглашали крестьян из соседней Испании. Когда в Лондоне строился водопровод и система канализации, строительные бригады состояли в основном из ирландцев. В XIX веке, когда барон Хауссманн восстанавливал Париж, он вербовал рабочую силу в Германии и Бельгии. Когда немцы строили железные дороги и металлургические заводы, то нанимали итальянцев и поляков.

И масштабы этой иммиграции были гораздо больше, чем принято считать. Именно Европа – а отнюдь не Америка, как многие думают – была основным пунктом назначения итальянских эмигрантов в период с 1876 по 1976 год. В различные страны Европы эмигрировало около 12,6 млн. итальянцев – на 1 млн. больше, чем за пределы европейского континента. Действительно, наибольшее число итальянских эмигрантов приняли к себе Соединенные Штаты – 5,7 млн., но Франция отстает ненамного – 4,1 млн. Швейцария приняла 4 млн., Германия – 2,4 млн., Австрия – 1,2 млн.

Три характерных черты иммиграционных процессов XVIII, XIX и XX веков существуют и в наши дни. Первая – это высокая интенсивность и малая продолжительность (чаще всего – около 15 лет) периодов повышенной потребности в иммигрантах. Существует высокая вероятность того, что Европе может потребоваться больше иммигрантов – причем гораздо раньше, чем думают европейцы – учитывая стабильный спрос на низкооплачиваемую рабочую силу и прогнозы о том, что к концу нынешнего столетия народонаселение 15 стран ЕС (до недавнего расширения) уменьшится на 88 млн. человек. Вторая черта – это удивительная способность европейских стран абсорбировать большое число иммигрантов – свыше 20 млн. человек со времен второй мировой войны. Третья, и последняя черта – это то, что самые крупные сейчас потоки иммигрантов (таких как турки и марокканцы) чаще всего принадлежат к группам населения (таким как курды и берберы), у которых есть веские причины искать прибежища в других странах.

История показывает, что большинство европейцев не хотят никуда эмигрировать. По всей видимости, такая же тенденция будет характерна и для новых стран-членов ЕС. Поэтому в будущем основная часть мигрантов будет из числа специфических групп населения, таких как цыгане, или же из среды молодых людей среднего класса, считающих себя «гражданами Европы». Цыгане, скорее всего, приедут и останутся, а молодые люди, вволю натешившись, рано или поздно вернутся домой.

С современной точки зрения, этими исторически сложившимися потоками иммигрантов сравнительно легко управлять. Раньше подавляющее большинство людей уезжало из стран, которые ныне входят в состав ЕС. И теперь миграция между этими странами – вещь совершенно естественная. Однако в то время подобные перемещения были довольно серьезной проблемой. Эти мигранты были инородцами – они выглядели по-другому и являлись носителями другой культуры. Несмотря на это, сейчас, по прошествии нескольких веков, многие нынешние граждане ЕС ведут свою родословную от этих иммигрантов, выглядевших чужаками в глазах коренного населения. Анти-иммигрантские настроения в ту эпоху были делом обычным.

Сегодня подобными религиозными, расовыми и культурными различиями оперируют те, кто читает, что ассимиляция иммигрантов невозможна. История показывает, что в свое время европейцы относились с точно таким же неприятием к тем, кого сейчас считают коренным населением: к бельгийцам и немцам во Франции, к итальянцам в Германии и т.д.

Развитое среди европейцев чувство гражданской и политической общности усугубляет разделение между коренным населением и инородцами. Процесс ассимиляции иммигрантов очень трудоемкий и длительный, он полностью завершается только через несколько поколений. Ключом к решению данной проблемы может стать инновационный подход в политике. Вопрос ассимиляции чужестранцев в Европе всегда стоял очень остро. Он вынуждает правительства европейских стран развивать и укреплять свои гражданские и политические институты. Нынешние европейские буржуа тоже когда-то были инородцами, боровшимися за свои права с местным дворянством. Каждая новая крупная волна иммиграции вынуждала европейцев изобретать юридические инструменты, чтобы справится с наплывом переселенцев из-за рубежа. И сейчас иммигранты являются частью сложного, в высшей степени разнородного понятия «мы» в любом развитом обществе. Расизм, к сожалению, по-прежнему жив, но гражданские права каждого человека гарантируются законом.

Высокое политическое самосознание европейцев усложняет задачу абсорбирования новых иммигрантов, и в то же время побуждает европейские власти разрабатывать и принимать юридические механизмы ассимиляции инородцев. Такая практика обезоруживает некоторых местных активистов, использующих несовершенство существующей законодательной базы в качестве аргумента против приема новых иммигрантов.

Ведущиеся сейчас дебаты упускают из виду историю этой напряженной юридической и политической работы. В прошлом мы продумывали план ассимиляции на десятилетия вперед. Но в наши дни, когда товаров и услуг достаточно для того, чтобы решить, казалось бы, практически любую проблему, общее мнение примерно таково: если не удастся найти решения срочно, то его вообще не удастся найти.

Автор – преподаватель социологии Чикагского университета, автор книги «Гости и чужестранцы» (Guests and Aliens), изд-во The New Press

Похожие новости:

Освенцим — боль и надежда Европы

Освенцим — боль и надежда Европы
Год назад на страницах Financial Times председатель Всемирного еврейского конгресса Эдгар М. Бронфман (Edgar M.Bronfman) выразил обеспокоенность по поводу роста антисемитских настроений в Европе — и это при том, что, по всеобщему мнению, данный феномен исчез с лица Земли более полувека назад. В конце января мы отметили 60-летнюю годовщину освобождения узников Освенцима (Аушвица); в то же время,

Начало конца трансатлантических отношений

Начало конца трансатлантических отношений
Не так давно во время ланча в одном вашингтонском аналитическом центре высокопоставленный немецкий чиновник заявил присутствующим о намерении его страны получить место в Совете Безопасности ООН. Какова была реакция? Со стороны американцев — безразличие, граничащее со скукой. А вот европейцы отреагировали так, будто им на ноги уронили бетонный блок.

Корпоративные налоги в Германии самые высокие в Европе

Корпоративные налоги в Германии самые высокие в Европе
Несмотря на попытки правительства Шредера уменьшить налоговое бремя, Германия сейчас является страной с самым высоким корпоративным налогообложением в Европе.

Европа должна расти, чтобы с ней считались

Европа должна расти, чтобы с ней считались
Нынешние выборы в США стали чем-то вроде землетрясения. Американцы не просто переизбрали администрацию, которая настолько же безответственна, насколько радикальна. Кроме того, они доверили этой же партии контроль над конгрессом. Теперь республиканцы попытаются точно так же подчинить себе и верховный суд. Если им это удастся, то правый популизм будет главенствовать во всех трех ветвях

От толерантности к разделению

От толерантности к разделению
2002 год. Со страницы газеты, которую выпускает восточная община Амстердама, улыбается приятный молодой человек. Слегка наклоненная к плечу голова, рука на подбородке, очки в металлической оправе. Обычный студент. Марокканец по происхождению Мохаммед Боуери (Mohammed Bouyeri) вырос в Нидерландах и потому имеет двойное гражданство.

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить