Дух добрый пропорций


Линейные корабли, фрегаты, каравеллы, галеры, ладьи - за каждой моделью корабля стоит целая история, от реального прототипа, некогда бороздившего морскую гладь, до рождения самой модели.

История судомоделизма не могла начаться раньше создания Петром Великим российского морского флота и, соответственно,15-тысячной армии корабельных плотников. Возвращавшиеся после обучения за границей корабелы, а также специалисты "по убору", "каютному столярству", "молеванию" получали освидетельствование в Адмиралтействе как "добрые мастера". Модели кораблей делались как образчик пропорций, существовавших судостроительных технологий, что позволяет отнести их к почётному разряду документов эпохи. Модели помещались в специальной Модель-каморе (так!), учреждённой Петром в основном для практического обучения будущих судостроителей, а также в модельных мастерских Морского музея и Санкт-Петербургского порта.

По традиции того времени обводы корпуса определялись эмпирически. Палубы были такими, что в плане ватерлиния приближалась к прямоугольнику. Это обеспечивало судну хорошую плавучесть и повышенную остойчивость, что было жизненно важно при таранном бое. "Убор" же, или декор, судов напрямую зависел от их ранга. Корма рядовых кораблей обычно украшалась гербом с держателями в виде фигур святых, или воинов, или путти (амуров), или геральдических зверей. Орнамент этих судов, аллегорические идиллии, житийные картины придавали историческим событиям вневременность мифологем. К примеру, для убранства корабля "Полтава" был выбран миф о Фаэтоне, который, по мнению Петра, лучше всего отразил судьбу самонадеянного короля шведов Карла XII и вообще всякого завоевателя на русской земле. Героико-патриотическая символика русских кораблей выражала дух переустройства страны. Примечательно, что стилевое развитие корабельной архитектуры, в частности барочных форм в отделке, проходило с существенным, лет на 20-30, опережением "наземной" архитектуры.

Характерно, что в петровские времена разработка декора входила в обязанность самих кораблестроителей. Резчиков и прочих мастеровых нанимали только для исполнения заказа по рисунку или образцу. Тем самым наилучшим образом обеспечивался необходимый баланс между "убором" и сугубо практическими частями судна. Ни один мастер не решился бы на пустое формотворчество, на иллюзорность объёмов, на алогичные суровой морской практике сочленения. В этом смысле море было лучшим арбитром изящного.

Голландцы были первыми учителями Петра в морском деле. Впрочем, время Петра - это уже закат Голландии. Там строили корабли по наитию, то есть по семейным принципам, по подрядам, не было никакой сухой математики. На песке расчерчивались пропорции. Всё строилось по пропорциям. Хозяин заказывал водоизмещение, всё остальное могло варьироваться. Однако при этом многие вещи в строительстве судов были строго регламентированы. К примеру, на резьбу корабля нельзя было тратить более чем 160 гульденов - то есть голландские корабли по сравнению с французскими и английскими украшались сравнительно дёшево.

Авторами первых моделей кораблей были сами кораблестроители. В старинных голландских моделях воплотился тот самый дух добрых пропорций, дававший представление об образе корабля, его красоте и силе, а также об идеальной судьбе, которая может быть уготована только образу. Но когда ты подходишь к такой вещи, ты сразу ей веришь. Если вещь честно делать в масштабе, то гвоздь на обшивке станет невидимым. Получается абсурд: один ломает глаза, чтобы сделать, другой - чтобы увидеть. В интерьере такие модели вообще не работают.

А первые моделисты, условно говоря, брали топор и спокойно вырубали вещь. Обвинять их в незнании смешно, ведь они вчера делали настоящий корабль. Однако они не станут распускать бревно на реечки. Их вещь живёт, как будто она только что вышла из пучины, паруса могут держать крепкий ветер, мачты могут держать эти паруса, железо - чуть ржавое: оно видело морскую воду.

И тем не менее с экономическим закатом Голландии сошла на нет и культура достоверного образа. Англичане стали строить сухие, математически выверенные модели. Они боялись делать для моделей паруса. Парусные модели вообще очень сложная вещь. Парус - движитель, мощная нагрузка. А что такое 60-метровый парусник? Это 5-этажный дом в длину и 18-этажный в высоту. Но если эту махину перевести в масштаб, парус превратится в паутину. Оттого англичане и уходили от изображения парусов, попросту располагали их в собранном состоянии. Математика победила искусство и в конечном итоге - образ.

Наш же отечественный моделизм развивался скорее не благодаря, а вопреки обстоятельствам и зачастую здравому смыслу. Отсутствие деталей, чертежей, литературы, специалистов по истории кораблестроения, закрытость архивов заставили советского моделиста сделаться мастером на все руки, освоить целый ряд декоративно-прикладных ремёсел - от ювелирного до ткаческого. Впрочем, возможно именно поэтому наши моделисты считались одними из сильнейших в мире. Сегодня былая высота удерживается, хотя ряды моделистов заметно поредели: мало кто может позволить себе в наше время 2 - 3 года по нескольку часов в день корпеть над одной моделью.

Как начинается работа над моделью? С чертежа, если он есть (что бывает довольно редко). Плюс "морские практики", или отчёты по строительству. Дело в том, что мастер представлял капитану только корыто корабля. Всё остальное - нагрузки, артиллерия - лежало на командире корабля.

Чтобы не было промахов, корабелы создавали "морские практики" - подробные описания каждой мелочи: от морских узлов, размеров верёвок до пропорций рангоута и т. д.

Для моделиста эти "практики" - лучший подсобный материал.

Есть и другие подходы к созданию моделей. Например, мастер Владислав Ждан ратует за художественное преобразование пропорций. По-своему, это тоже "реализм". Кажется, что его модели только что вернулись из похода: корпус побит морской волной, паруса в ожогах от ядер. Мастер считает, что механическое уменьшение в искусстве не имеет права на жизнь, что модели, подогнанные под масштаб, большей частью мертвы. Восприятие корабля обусловлено световоздушной перспективой, она и определяет истинные пропорции.

Вообще проникновение художественного стиля в корабельную пластику - тема совершенно особая. Потомственный краснодеревщик Дмитрий Марин занимается исключительно голландским судостроением XVII века. Для своих моделей он использует морёный дуб и железо - излюбленное сочетание голландцев. Он не без основания считает, что для понимания искусства судостроения изучение, скажем, голландской мебели XVII века даст не меньше пользы, чем погружение в чертежи, тем более что чертежей в современном понимании в XVII столетии не было. "Моя модель сделана из 600-летнего дуба, она переживёт и меня, и моих детей и, дай Бог, откроет правнукам красоту прошлого", - говорит мастер.

СМОТР-ПАРАД

По правилам Всемирной ассоциации судомоделизма (есть и такая!), чтобы модель могла быть допущена к официальным соревнованиям, она должна представлять собой масштабно уменьшенную копию с оригинала корабля, только что сошедшего со стапелей. К модели прилагается солидный гроссбух - максимально документированный отчёт о работе над каждым узлом и деталью корабля. Все изменения автор обязан обосновать.
Судейство проходит по 100-балльной шкале и четырём параметрам: исполнение (максимум 50 баллов), общее впечатление (10), документальность (20) и трудоёмкость (20).

ПОДНЯТЬ ПАРУСА!

Говорит судья международной категории Лев Ильич Алёшин:

"Буквализм в судомоделизме может и мешать. К примеру, паруса. Иной раз жалко ими всю "ювелирку" загораживать! Если же ставишь парус, то надо помнить: это не носовой платок, это движитель. До 400 кг в сухом виде! Представляете, какие весовые утяжки. Паруса ведь никогда не надуваются полностью. У них образуется даже отрицательная кривизна наверху, а все вздутие снизу. Я всегда спрашиваю автора: откуда ветерок дует? Что ты всё тряпьё вывесил?! А нужны они сейчас? Каким курсом у тебя корабль идёт? Какие паруса стоят? Мало кто это знает. Увидели картину, так и делают. Для меня картина не документ. Айвазовский хорошо писал море, но корабля он не знал. Айвазовский писал идеал, в реальности всё не так".

ШКАНЦЫ НА ГИЧКУ

Словарный минимум

Ахтерштевень - кормовая часть судового набора

Бархоут - часть бортовой наружной обшивки, имеющая наибольшую толщину (до 20 см) для придания прочности, поскольку ослаблена вырезами пушечных портов

Гальюн - балкон на носу судна между бортом и княвдигедом

Квартердек - приподнятая кормовая часть верхней палубы

Кнехт - брус квадратного сечения, служащий для крепления концов и снастей бегучего такелажа

Кницы - угольники для скрепления между собой деталей судового набора

Княвдигед - опора для гальюна; здесь помещали носовую фигуру

Крамбол - брус, служивший для подъёма якорей, часто украшался резьбой

Рым-реельсы - карнизы под окнами

Сапортус - кница, поддерживающая крамбол

Транцы - горизонтальные поперечные брусья, образующие нижнюю часть кормовой оконечности

Форштевень - продолжение киля вверх в носовой части

Херброкет - плоскость, образуемая чиксами и ограниченная сверху и снизу регелями

Чиксы - кницы для крепления княвдигеда

Похожие новости:

Видеостудия на ладони

Видеостудия на ладони
Всё-таки есть в нашей жизни место сказке. И называется она MiniDV- палмкордер NV-DS55DEN фирмы Panasonic. К такому выводу мы пришли после четырёх дней общения с этой маленькой серебряной коробочкой. Четыре дня снимали всё, что только попадалось на глаза. В результате- эмоции только положительные. Если попытаться охарактеризовать эту камеру вкратце, то можно сказать так: настоящая видеостудия на

Вещь для тебя

Вещь для тебя
Первое впечатление, когда его берёшь в руки: Benefon Twin-самый обычный мобильник. И даже не из тех, что мне, скажем, по вкусу. Забавно, конечно, поиграть цветовыми комбинациями корпуса и обрамления дисплея, но как-то это всё для дам-с. Цвет корпуса-к вечернему платью или деловому костюму, а оправа дисплея-в тон теней для век. Впечатляет. Но мне больше нравится сдержанная солидность (видимо, кому

Что носить на острове

Что носить на острове
Если же вы попали на пляж, где можете делить золотой песок с топ-моделью Эль Макферсон (Elle Macpherson) или неожиданно встретить дизайнера Ральфа Лорена, возможно, стоит задуматься о соответствующем гардеробе. Или, по крайней мере, спросить эксперта.

Английский производитель представительных машин Rolls-Royce представил эксклюзивную версию собственной модели Phantom, которая получила имя Tungsten

Английский производитель представительных машин Rolls-Royce представил эксклюзивную версию собственной модели Phantom, которая получила имя Tungsten
Английский создатель роскошных машин Rolls-Royce на Международном ближневосточном автосалоне в Дубае представил эксклюзивную версию собственной модели Phantom, которая получила имя Tungsten.

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить