» » Современные маркетинговые технологии ценообразования

Современные маркетинговые технологии ценообразования


Сегодня существует не один десяток определений понятия цены. Наиболее удачным из них является, пожалуй, следующее: цена — это все издержки компании плюс искусство менеджера.

Как вам такая дефиниция? На мой взгляд, она гениальна! Ведь можно произвести никакой товар, но специалисты, занимающиеся его продвижением, создадут вокруг этого товара такую шумиху, что его станут раскупать по безумно высокой цене. И наоборот, уникальный продукт, если его продвижением займутся бездарные менеджеры, будет долго пылиться на полках в ожидании счастливого дня покупки. Который, быть может, так и не наступит...

Итак, вы создали (на бумаге) замечательный бренд, расписали его концепцию и план достижения определенных показателей. Здорово. Что дальше? А дальше возникает вполне логичный вопрос: по какой цене продавать «живые» воплощения этого самого бренда? Если мы обратимся к ситуации в странах СНГ, то увидим, что склады большинства производителей до сих пор переполнены, а если они пусты, то лишь по одной причине. Вы не задумывались, по какой? Рынки стран бывшего СССР не насыщены, какую группу товаров ни возьми! Кто-то что-то перепроизвел, кто-то чего-то недопроизвел — вот на рынке и не возникает проблем. Но они появляются, как только хотя бы какой-то рынок начинает более или менее насыщаться. Тогда и вспоминаются такие ругательства, как «плохой бренд», «глупые маркетологи», «неумелое ценообразование», и т. п. Но так ли на самом деле глупы маркетологи? Ведь в подавляющем большинстве случаев конечная цена рассчитывается экономистами, подписывается руководством и запускается в работу. Маркетологов при этом ни о чем не спрашивают. Хотя кому, как не им, знать, какая цена предлагаемого товара реально заинтересует целевую аудиторию?

НОЧЬЮ НЕ ДЕШЕВЛЕ

Из чего исходят экономисты при расчете цены? Из переменных и постоянных издержек и нижней границы цены? Да, а также из необходимого процента прибыли и других (только им ведомых) показателей. Но что делает человек, заходя в магазин? Неужели он спрашивает у продавца: «Какие, простите, в этом товаре переменные и постоянные издержки и какую норму прибыли установил на него производитель?» Конечно же, это его абсолютно не интересует. Потребителю важны внешний вид товара и его характеристики. А если качество продукта невозможно определить визуально, то потенциальный покупатель ориентируется на цену.

В одном исследовании, проводившемся в России, респондентам задали вопрос: «Какова будет ваша реакция, если, купив, к примеру, пылесос и испытав его в действии у себя дома, вы установите, что его сравнительная ценность намного ниже цены, которую установил магазин?» Разумеется, большинство респондентов ответили, что отнеслись бы к такому положению вещей негативно. Затем был задан еще один вопрос: «А какова будет ваша реакция, если, купив пылесос, вы установите, что его сравнительная ценность окажется намного выше потраченной на покупку суммы?» Практически все респонденты ответили, что в таком случае бы обрадовались, что смогли удачно приобрести пылесос, за который могли бы заплатить и больше. Отсюда следует: ни в коем случае нельзя занижать цену на товар!

Эту мораль подтверждает также отношение большинства людей к скидкам. Сами по себе скидки, разумеется, неопасны и вполне оправдывают существование т. н. стратегии ценовой дифференциации, которая предполагает систему скидок между производителем и оптовыми или розничными торговцами. Но об этой скидке конечному потребителю ничего неизвестно. Дело доходит до абсурда, когда скидками начинают злоупотреблять. Вряд ли найдется хотя бы один человек во вменяемом состоянии, который, увидев на витрине магазина радостную надпись Sale 70%, не задумается о качестве того товара, который предполагается продать всего лишь за 30% первоначальной стоимости. Следовательно, скидки не могут рассматриваться как эффективный инструмент розничных продаж.

Любой маркетолог знает, что товары не покупаются — они только продаются. Что тогда остается? Вспомним Адама Смита, вульгарно истолкованногов СССР как автора «работ, посвященных теории цены». В действительности Смит никогда не писал об этой теории! Объектом его исследований была ценность продукта. Причем ценность с точки зрения не производителя, а конечного покупателя — совершенно определенного Василия Петрова, на которого этот бренд ориентирован. Но таких Петровых много, а мы не занимаемся производством уникальных брендов, не так ли? Ввиду этого возникает вопрос: как субъективные ценности многих людей объединить в нечто общее, что подойдет каждому? Чтобы ответить на него, одной этой статьи будет недостаточно.

Мне очень импонирует голландская школа бизнеса. Голландцы, кажется, единственная нация, которой удалось сохранить некое таинство метафизики. В своих трудах по маркетингу они пишут о том, что у товара есть душа. И эту душу формируют как производящие его люди, так и те, кто его затем продвигает. Исходя из этого, голландцы обращают наше внимание на то, что если мы не будем формировать вокруг своего бренда вот такую нефизическую надстройку, которую можно было бы назвать «душой», то мы должны быть готовы к тому, что у нас возникнут проблемы. Сколько бы книжек по маркетингу, написанных фанатами Котлера, мы бы ни прочитали.

Возьмем, к примеру, набившую оскомину стратегию «снятия сливок», эту красивую сказку, о которой, наверное, многие читали в учебниках по маркетингу. Дело в том, что «снятие сливок» использует всего лишь одна компания в мире — «Дюпон». Она же, собственно и продуцировала эту стратегию на рынок. По убеждению аналитиков, ни одна другая компания никогда (ну или, по крайней мере, в ближайшем будущем) не сможет повторить опыт «Дюпона», кстати, одного из немногих, кто ежегодно вкладывает огромные средства в исследования. Поэтому, когда кто-то говорит о стратегии снятия сливок, это значит, что он уверен в том, что будет «снимать сливки» столь долго, сколь ему будет угодно. Этой компании никто не наступает на хвост, никого сзади нет, потому что никто другой в мире, по ее наблюдениям и многочисленным исследованиям, не тратит таких денег на разработку того продукта, с которым она работает. В жизни такого не бывает. Поэтому заявления о том, что кто-то «снимает с рынка сливки», иначе, как блефом, назвать трудно. В лучшем случае у бахвала есть немного времени — до тех пор, пока его последователи не хлопнут его по спине и не прошепчут нежно на ушко: «Друг, подвинься...»

Современный подход к ценообразованию — это симбиоз стратегического менеджмента, постоянного мониторинга среды и учета помыслов покупателя (а он, напоминаю, думает о ценности товара).

СНАЧАЛА 444, А ПОТОМ 999

Вот и поговорим об этой таинственной ценности продукта-товара-бренда. Все мы уже знаем, что при работе с людьми без знания основ психологии сейчас никуда. Вспомним хотя бы историю появления у нас такого маркетингового инструмента, как ломаная цена (вроде 9,99 или 466). Столкнувшись с ломаными ценами более 10 лет назад, мы были удивлены: «На кого это рассчитано?! Тут же видно, что копейка экономии!» А спустя какое-то время мы и сами нередко попадались на эту удочку… Позволю себе немного углубиться в историю вопроса. Но прежде напомню, что любой рынок делится на четыре ценовых сегмента:

1) Товар невысокого качества по низкой цене. Этот сегмент ориентирован в первую очередь на т. н. ленивых покупателей. У них всегда мало денег, они заходят в первый попавшийся магазин и выбирают первый попавшийся товар из нужной категории. При этом ругают всех — от своей судьбы до правительства. Занимаясь ценообразованием в этом сегменте, следует помнить, что такие покупатели крайне болезненно реагируют на любое повышение цены, в то время как ценность продукта не имеет для них большого значения.

2) Среднее соотношение цены и качества. Разброс цен в этом сегменте больше, а потребительская аудитория — шире. Здесь уже имеет смысл в полной мере использовать излюбленные приемы многих маркетологов: акции, сезонные скидки, распродажи… Впрочем, потребители данного сегмента интересуются не столько ценностью продукта, сколько его ценой.

3) Хороший товар по высокой цене. Решение о покупке в этом сегменте принимается сознательно — в результате более-менее длительного исследования рынка. Покупатель очень хорошо понимает, за что он платит, и ценность бренда для него очень важна.

4) Эксклюзивные товары. Здесь высокая ценность продукта — это все, что нужно клиенту. Он готов платить любые деньги за право обладать этим товаром. В данном сегменте многие законы микроэкономики утрачивают актуальность. В повышение, увеличение цены приводит, как правило, к увеличению объемов продаж.

Концепцию ломаных цен психологи, экономисты и маркетологи изначально рекомендовали для первого ценового сегмента — дешевых товаров невысокого качества. Но каково было их удивление, когда они обнаружили, что наиболее эффективно концепция работает в третьем сегменте — для качественных и дорогих товаров. Кстати говоря, использование таких трюков в четвертом сегменте абсурдно: там цены должны быть ровными и, скажем так, по количеству нулей — длинными.

Итак, восприятие цены зависит от ценового сегмента и психологии покупателя. Но вот о последнем факторе те, кто формирует цены на товары, часто забывают. Специально для беспечных «ценообразователей» расскажем о некоторых особенностях восприятия человеком комбинации различных цифр. Так, психологи не рекомендуют использовать в цене две единицы, две четверки и две семерки (не говоря уже о трех). Оказывается, подобные сочетания вызывают агрессию. Тогда как агрессия — это не совсем то, ради чего большинство покупателей приходят в магазин, не так ли? Такие же сочетания, как 333, 888 или 999, не раздражают потребителей. А вот круглые числа делают нас более предрасположенными к покупке и задерживают внимание на товаре на некоторое время (обычно его достаточно для того, чтобы было принято решение о покупке).

Кроме самих цифр, большую роль играет дополнительная информация на ценниках. Именно поэтому так часто встречаются различные «специальные цены», «цены от производителей» или «только сегодня». Среднестатистический посетитель магазина при виде таких многообещающих надписей почему-то склонен им верить: а вдруг и правда только сегодня и без наценок?..

АНАЛИЗИРУЙ ЭТО!

С визуальным восприятием цены все ясно. Однако человек, блуждающий по лабиринтам магазинов, полагается не только на свое зрение или на слух (если идет речь о крикливых промоакциях). Ориентируемся мы и на свой здравый смысл (а у каждого он, как известно, здрав по-своему). Теперь приготовьтесь — вопрос: сколько, по вашему, стоит бомбардировщик «Торнадо»?

Я уверена, вы его ни разу не покупали и, надеюсь, никогда не купите. Но я не сомневаюсь и в том, что ваш мыслительный процесс уже начался: вы принялись прикидывать, сколько может стоить подобная военная громадина… Это вполне закономерно. Любой человек, никогда не покупавший определенный товар и даже не знакомый с уровнем цен на него, имеет свое мнение насчет того, сколько этот товар может стоить. Речь идет о стандартной цене, представления о которой заперты у покупателя в голове и изменить которую часто весьма дорого и сложно. А иногда попросту невозможно. Должна, однако, оговориться: в таком случае мы подразумеваем только традиционные товары, известные рынку уже довольно давно.

По результатам исследований, проводившихся в Европе, выяснилось, что на рынке товаров первой необходимости покупатели невосприимчивы к колебаниям вокруг стандартной цены в пределах 10–15%. Например, вам нужно увеличить объемы продаж нового шампуня. Но при этом у вашей компании стоит цель — выжить на рынке либо, предположим, ускорить оборачиваемость средств. Вы, разумеется, снижаете цену. Но если известно, что зона невосприимчивости к изменению цены для вашей аудитории — 10%, то, чтобы не навлечь позор на свою голову, вы можете снизить цену, минимум, на 11%. Обратная ситуация также не вызывает особых осложнений. Вы четко знаете: чтобы не потерять большую часть рынка, вы можете повысить цену, максимум, на 9%.

Такой подход существенно облегчает жизнь людям, занимающимся ценообразованием. Хотя в действительности универсального инструментария для определения порогов невосприимчивости, конечно же, нет. Эмпирика, эмпирика и еще раз эмпирика. И то, чего мы все не любим, — базы данных! А также постоянный мониторинг и сбор информации о рынке. Значит, особое участие в жизни компании должны принимать люди, обладающие аналитическим умом. (Говорят, что на роль аналитиков лучше всего годятся мужчины с техническим образованием.) Хороший аналитик выстроит недостающие звенья в цепи и спрогнозирует, какой будет реакция конкурента на нашу ценовую стратегию.

Многим, наверное, знакомы такие книги, как «Бизнес в стиле дзен» Рубина и Гоулда или «Бизнес в стиле фанк» Нордстрема и Риддерстрале. Кто-то наверняка даже читал «Маркетинг со скоростью мысли» Сливотски и Моррисона с гениальным послесловием: «Молите Бога, чтобы эта книга не досталась вашим конкурентам!» Действительно, большинство современных практикующих маркетологов заявляет: «Если ваша стратегия предсказуема — увольняйтесь с работы; вы не стратег! Если вашу стратегию можно предвидеть (особенно когда идет речь о ценовой стратегии), то эффект от ее реализации будет длиться до тех пор, пока конкурент не ответит на нее своими действиями.» А ответ у нас, как правило, какой? «Я снизил цену — а он снизит на процент больше...» И так может продолжаться очень долго — борьба до последней капли крови в ценовой войне, которая в действительности уже давно неактуальна.

Вспомните определение современного бизнеса Питера Друкера, которое по своей простоте близко к определению цены, с которого я начала: «Бизнес — это процесс превращения внешних ресурсов во внешние результаты». Нет, у Друкера не маразм, и он не перепутал слова. Все внешнее! Просто он имел в виду, что в компании должна быть создана эффективная маркетинговая служба с талантливыми ценовиками, аналитиками и исследовательским отделом, которая может дать рынку то, чего он ждет, — гениальную и непредсказуемую ценовую стратегию. А не жалкие эксперименты вроде «Иван снизил на 3%, а я снижу на 4%», которые на корню загубят любую, самую здоровую, концепцию бренда.

НА ПУТИ К ВСЕМИРНОМУ ГОСПОДСТВУ

Вот мы и подошли к тому, что называется стратегией ценообразования. Но прежде чем детально остановиться на ней, рассмотрим такие понятия, как «цели компании» и «ценовая политика». Все цели деятельности компании можно условно разделить на три группы:

1) Цели, ориентированные на прибыль, т. е. на максимизацию прибыли, рост, стабилизацию — на все что угодно.
2) Цели, ориентированные на выживание, которые у нас почему-то не очень любят, считая, что это что-то нехорошее. А почему нет? Выжить — значит удержаться на рынке, скромно занять ту позицию, которая вам по праву принадлежит, но вы ее по каким-то причинам начинаете уступать.
3) Цели, ориентированные на сбыт: здесь имеeтся в виду достижение таких показателей как увеличение объемов продаж, ускорение оборачиваемости, увеличение рыночной доли, и т. п.

Все три группы целей в каждом интервале времени присутствуют в комплексе. То есть если я начинаю работать с новым брендом, то цели по этому бренду:

• на год — выжить;
• на два — увеличить объемы продаж;
• на три — максимизировать прибыль.

Однако на практике оказывается, что целью большинства компаний сразу становится максимизация прибыли. В первый же год работы! В лучшем случае, компании намечают себе увеличение объема продаж, но вот этап выживания (адаптации) на рынке чаще всего отсутствует в планах. Наши предприниматели не хотят «выживать» — им немедленно нужны внушительные результаты…

Следующий этап — разработка политики компании, правил игры на рынке. А таких политик всего две — активная и адаптивная. Выбирайте.

Активная политика предполагает работу либо в низком сегменте, либо в высоком. Если вы выбирали активную политику высоких цен, это не значит, что вы будете работать в третьем или четвертом сегменте. Это значит, что в каждом сегменте вы будете работать на верхней границе цены. Остановившись на активной политике низких цен, вы предполагаете работать только в первой трети любого сегмента (даже четвертого).

При активной ценовой политике вы формируете цены, приемлемые в большей степени для вас, нежели для других участников рынка. Здесь следует заметить, что компании никогда не имеют возможности сформировать оптимальные цены, — все цены будут именно приемлемыми. Это своеобразный компромисс между интересами компании и интересами покупателей, государства (если оно вмешивается в бизнес), поставщиков, сбытовых сетей. Интересами конкурентов, в конце концов. Чем компания сильнее или чем больше у нее конкурентных преимуществ, тем более активна ее политика.

Адаптивная политика, в свою очередь, не позволяет компании формировать приемлемые цены. Как правило, за основу берется цена, уже сложившаяся на рынке. Это неплохо. Примером рационального использования адаптивной политики является полипольный рынок. Резкое повышение цен здесь подобно самоубийству (большая часть покупателей немедленно переведет свои взоры на конкурентов), но и существенно снижать цены также следует с осторожностью, т. к. попытка удовлетворить возросший спрос может привести к созданию дефицита и напряженности.

Итак, с целями и политикой мы определились. Дело за ценовой стратегией. Постарайтесь запомнить следующую дефиницию: ценовая стратегия — это процесс изменения цены в течение всего периода времени, на который эта стратегия рассчитана.

Разработка ценовой стратегии — дело не двух часов; к этому вопросу нужно подходить, как говорил герой фильма «Карнавальная ночь», «со всей сурьезностью». Ценовая стратегия предполагает создание дерева зависимостей, т. е. определение действий в зависимости от ситуации на рынке. Ценовая стратегия должна исключить непредвиденные события (ну, скажем так, в приемлемом масштабе), которые могут повлиять на бизнес.

При разработке ценовой стратегии можно пользоваться всем, что есть в нашем распоряжении. Обо всех методах рассказать мне просто не позволят (это может затянуться надолго), но вот вспомнить автора гениальной книги «Стратегический менеджмент» Игоря Ансоффа я все-таки рискну. Вот что он говорил об эффективности управления по слабым сигналам: если кто-то где-то чихнул — значит, скоро будет грипп; если пахнет дымом — значит, что-то горит. Вспомните хотя бы последний дефолт в России, о котором предупреждали совершенно разные люди. Слухи, кстати, тоже идут в ход.

Поэтому, чтобы в дальнейшем не заниматься разработкой тактических ценовых ходов впопыхах (которых будет тем больше, чем бездарнее была стратегия), достаточно один раз позаботиться о своем «ценовом» будущем, задействовав при этом все подразделения компании.

ДВАЖДЫ ДВА...

Конечно, мой рассказ о современных технологиях ценообразования был бы неполным, если бы я не сказала ни слова о самих технологиях (или методах, кому как угодно). Многие еще со студенческой скамьи помнят, что групп этих самых методов существует только три. Для тех же, кто подзабыл университетскую программу или же никогда не учился на экономическом факультете, рассказываем. Речь идет о ценообразовании, ориентированном на:

• издержки;
• ценностную характеристику или на покупателя (это одно и то же);
• конкурентов.

Все эти методы разумно использовать в комплексе, в зависимости от ситуации. К примеру, мы выводим на рынок совершенно новый колбасный бренд. Наш планово-экономический отдел, ориентируясь в основном на издержки, рассчитывает цену, которая затем тестируется на реакцию среди потенциальных потребителей колбасы и наших конкурентов. И только после этого мы увидим, по какой реальной цене можно продавать нашу продукцию. Но чем менее уникальным будет наш бренд, тем быстрее мы понимаем, что «плясать» изначально нужно от цены конкурентов (т. е. использовать вторую группу методов) и потом уже смотреть насколько она соответствует нашим издержкам. Это называется обратной калькуляцией. При этом на самом деле никто цены не калькулирует. Мы просто берем за основу цену конкурента. Метод обратной калькуляции все чаще попадает под обстрел критиков от бизнеса: мол, если у вас такой обычный товар, то зачем он нужен рынку? И в таких заявлениях есть рациональное зерно. Действительно, если мы не можем предложить ничего нового, а только копируем существующую продукцию, начиная с состава и заканчивая ценой, то за счет чего предполагается удержать наш хрупкий колбасный бизнес?

Но довольно о ценности продукта, о ней мы и так уже много прочитали. Рассмотрим особенности метода, ориентированного на потребителя. При его использовании всегда важно знать верхнюю границу цены. Получить такие знания без соответствующих исследований практически невозможно. В отличие от метода ценообразования, ориентированного на издержки, который предполагает работу с нижней границей цены (т. е. с тем минимумом, на который мы согласны), здесь довольствоваться только покрытием издержек бывает сложно. Практика ценообразования, ориентированного на цену, широко используется в развитых странах. Почти каждая западная мультибрендовая компания имеет в своем ассортименте бренды, которые продаются на уровне переменных издержек. На этих рынках компания выживает. А вот другие бренды, обладая очевидно большими уникальными свойствами, компенсируют недополучение прибыли, т. е. работают на верхней границе цены.

Что нужно сделать, чтобы узнать, как много покупатель готов платить за данный продукт? Почему бы не спросить об этом его самого? Вот примеры вопросов:

1) По какой минимальной цене вы готовы купить наш товар, чтобы при этом у вас не возникли сомнения в его качестве?
2) По какой максимальной цене вы купили бы наш товар и у вас не возникли бы сомнения в том, что цена завышена?
3) При какой цене вы никогда не купите наш товар, даже будучи лояльным к этой группе товаров или к самой компании?

Этот один из самых примитивных тестов работает весьма эффективно. Обработка ответов на вопросы даст примерное значение нижней, средней и верхней гранях цены. Дальше дело за малым — проверить все это на практике. И не продешевить.

К чему мы в конце концов пришли? Мы создали товар, правильно посчитали цену на него, разработали ценовую стратегию и даже учли все пожелания своих будущих покупателей. Мы прочли ворох умных книг по ценообразованию, привлекли для работы десятки специалистов и избежали множества проблем, с которыми сталкиваются новички. Мы предоставили своим покупателям бонусы и рождественские скидки. Мы разбили всех своих конкурентов. Что дальше?

Главное теперь — чтобы и другие оценили наши усилия.

Похожие новости:

Самая дешевая водка будет по 25 грн.

Самая дешевая водка будет по 25 грн.
"Укрспирт" обложил водочников данью на модернизацию спиртзаводов. Так совпало, что минимальная цена на водку одновременно поднимется сразу в полтора раза

Майк Куин - когда окупается упорство

Майк Куин - когда окупается упорство
Венчурные капиталисты инвестировали в компанию Майка Куина 1 миллион фунтов стерлингов. Журнал "Английский Бизнес-Клуб" и его редактор Олег Павлов исследуют историю проекта.

Программы лояльности

Программы лояльности
Лояльность - слово, которое давным-давно вошло в лексикон большинства специалистов по маркетингу и рекламе. Наличием лояльных потребителей объясняют успех продаж, отсутствие таковых считают главным грехом товара. Понемногу "программы лояльности" перетягивают на себя все деньги, выделяемые компаниями на продвижение товара. Формула "завоевать нового покупателя дороже, чем удержать старого"

Краткосрочные бренды и быстрое получение конкурентного преимущества

Краткосрочные бренды и быстрое получение конкурентного преимущества
Бренд сокращает издержки на продвижение товара и дает чуть больше, чем в случае с небрендированным товаром, времени на то, чтобы отреагировать на ситуацию на рынке. Хотя, если разобраться, то долгосрочного брендингового рая, который нам обещают некоторые специалисты, в действительности не существует.

Проблемы маленьких брендов

Проблемы маленьких брендов
Бренды, бренды, бренды... Это слово захватило все сознательное и бессознательное пространство украинского рынка. Первые ласточки — Gala, Nemiroff, «Чумак» — показали путь к честному и вполне реальному обогащению. Потребитель планомерно перестраивается с выкованного дефицитом совкового убеждения «все импортное лучше» на поддержание национальных традиций и производителей. Да и жить и вести бизнес

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить