Решающий момент для иракских шиитов


Студентов-теологов из семинарии в Наджафе, духовном центре шиитской ветви ислама в Ираке, в этом месяце распустили по домам. Вернувшись в свои родные города и деревни, они рассказывают людям о выборах и уговаривают их придти 30 января на избирательные участки и проголосовать.

Перед лицом новых вспышек насилия в Багдаде и других городах и селениях Ирака, в том числе в священном для иракцев городе к югу от столицы, в условиях бойкота выборов со стороны многих арабов-суннитов, клерикалы-шииты из Наджафа остаются непоколебимы. Они твердо намерены сделать все, чтобы выборы состоялись точно в срок и готовы придать им легитимность, обеспечив высокую явку.

Для иракских мусульман-шиитов наступает решающий момент. После десятилетий тирании режима, доминирующее положение в котором занимали арабы-сунниты, шиитское население Ирака, которое составляет 60% от 25-миллионного иракского народа, намерены воспользоваться исторической возможностью и добиться положения во власти и полномочий, соразмерных с их численностью.

Шиитские клерикалы в Наджафе, возглавляемые верховным аятоллой Али аль-Систани, провели переговоры, в результате которых и был составлен весьма внушительный список кандидатов в депутаты национальной ассамблеи. По прогнозам, кандидатам из этого списка, называющих себя членами Объединенного иракского альянса, достанется большая часть мест в 275-местной национальной ассамблее. Несколько последних недель в мечетях преимущественно шиитского юга Ирака муллы уговаривают людей придти на выборы.

«Эти выборы станут центральным моментом, краеугольным камнем в шиитской истории, – говорит один из парламентских кандидатов от шиитов Муваффак аль-Рубаи (Mouwaffak al-Rubbaie). – Это парадигматический сдвиг после 35 или, по другому мнению, после 1400 лет притеснений и отстранения от власти».

Для иракских шиитов, как и для 20%-ного курдского меньшинства, которое также притеснялись режимом г-на Хусейна, демократическая перестройка означает примирение с прошлым.

Представители военной коалиции под руководством США и члены временной иракской администрации видят в выборах политическое решение проблемы насилия. Они воспринимают выборы как признак самого важного шага в примирении религиозных и этнических общин за весь послевоенный период. Поскольку шииты – как религиозные, так и светские – готовятся играть доминирующую роль в национальной ассамблее, именно им предстоит нести основную ответственность за страну, истерзанную ожесточенной партизанской борьбой и постоянной угрозой гражданской войны.

Повстанцы-сунниты, многие из которых были членами бывшей правящей партии «Баас», а также радикальные исламисты, скорее всего, будут действовать на срыв выборов в трех суннитских провинциях Ирака. Плюс к этому, выборы бойкотируют несколько основных суннитских партий и групп клерикалов.

Более многочисленная община суннитов-арабов, представляющая около 20% иракцев, была выведена из игры американской политикой искоренения баасистов из государственных органов и роспуска иракской армии, высшие должности в которой занимали сунниты.

Временное правительство, возглавляемое премьер-министром Ийядом Аллави (Iyad Allawi), проигнорировало призывы провести перед выборами примирительную конференцию, которая бы помогла сплотиться разрозненным суннитским партиям.

Бесцветные действия обученных американцами иракских военных положили конец надеждам на то, что американские войска в скором времени покинут иракскую землю – еще один фактор, который мог бы успокоить суннитскую оппозицию.

Представители суннитских партий утверждают, что выборы приведут к еще большей маргинализации общества, к большей поддержке населением боевиков и большей враждебности по отношению к шиитам.

Чем ближе выборы, тем больше активизируются боевики. Твердо намереваясь сорвать выборы, в качестве целей они выбирают полицию, национальную гвардию и официальных лиц, отвечающих за подготовку к выборам. В результате имеем весьма эксцентричную избирательную кампанию, где некоторые кандидаты, даже те, кто представляет Объединенный иракский альянс, боятся себя обнаружить, не говоря уже о том, чтобы заниматься предвыборной агитацией. Большинство политических партий еще только готовятся объявить имена своих кандидатов. Может дойти до того, что в отдельных случаях полный партийный список станет известен только в день голосования.

Немолодой светский суннитский государственный деятель Аднан Пачачи (Adnan Pachachi), также принимающий участие в выборах, предостерегает шиитов, что их может ждать «пиррова победа». «Выборы, оставляющие за бортом одну часть народа, обязательно приведут к проблемам», – говорит он.

С момента падения режима г-на Хусейна в 2003 г. клерикалы-шииты, преисполненные намерения не допустить повторения истории, настаивали на возможно более быстром проведении выборов.

В 1920 г. племена шиитов встали во главе восстания против британской оккупации Ирака, положив конец оттоманскому правлению на своей территории. Но когда восстание подавили, шиитам осталось только наблюдать, как власть переходит в руки к арабам-суннитам.

«Шиитов всегда по определению считали «отказниками», – говорит кандидат-шиит г-н аль Руббаи. – Они воевали против британцев в 1920 г. и потом отказались принимать участие в выборах и иметь своих представителей в правительстве. Но теперь отношение изменилось».

Несмотря на превосходство в численности, шииты жили под суннитским режимом и претерпели самые жестокие преследования во время правления партии «Баас». После окончания в 1991 г. войны в Персидском заливе Соединенные Штаты подстрекали их восстать против режима г-на Хусейна. В который раз им пришлось заплатить огромную цену за следование этим призывам и оказаться перед лицом жестоких репрессий со стороны г-на Хусейна.

Когда американцы вторглись в Ирак с целью свержения режима г-на Хусейна, шииты действовали осторожно и умело. Ведомые 75-летним отшельником и клерикалом наивысшего ранга г-на Систани, во время войны шииты оставались на обочине военных действий, а после ее окончания попытались обменять свое согласие с американской оккупацией на политические выгоды – суверенитет Ирака и справедливые выборы. Г-н Систани является сторонником наиболее умеренной традиции шиитской ветви ислама и верит в отделение церкви от государства. После войны г-н Систани проявил себя как самый влиятельный и активный иракский политик.

В феврале прошлого года он не согласился с предложением американских оккупационных властей избирать национальную ассамблею путем проведения серии переговоров с различными группировками в иракской провинции, настояв на проведении прямого голосования. По его мнению, только всенародно избранный орган имеет право голосовать за постоянную конституцию государства.

Г-н Систани согласился отложить выборы на год после того, как по просьбе Соединенных Штатов эксперты ООН объяснили ему, что этого требуют технические сложности, связанные с подготовкой к выборам.

К лету прошлого года у г-на Систани появился соперник – молодой радикально настроенный имам Муктада аль-Садр (Muqtada al-Sadr), который стал во главе растущего среди иракцев, и особенно среди бедных шиитов, недовольства американским присутствием в Ираке. Но после поднятого боевиками г-на аль-Садра второго восстания против американских войск иракцам и американцам удалось достичь перемирия при посредничестве г-на Систани.

В следующем году г-н Систани будет играть центральную роль в политической жизни Ирака. Назначенные на 30 января выборы должны обеспечить избрание национальной ассамблеи, которая разработает конституцию Ирака и проложит путь к новым парламентским выборам.

США рассчитывают на то, что высшие духовные лидеры Ирака помогут создать ответственное правительство, в котором клерикалы не будут занимать доминирующие позиции, а право голоса при принятии решений будут иметь также арабы-сунниты и курды.

Но в соседствующих с Ираком арабских государствах звучат опасения, что первое избранное правительство очень быстро распадется под влиянием теократического режима, существующего в шиитском Иране, создав ситуацию, которую король Иордании Абдулла назвал «шиитский мусульманский «полумесяц» от Ливана до Ирана», и дестабилизируя ситуацию в странах с шиитским меньшинством. Иран – единственная страна в регионе, которая настаивает на проведении выборов в срок.

По признанию близкого к коалиции высокопоставленного дипломата, «крайне трудно сказать», как поведет себя после выборов г-н Систани, ныне отказывающийся от встреч с американскими официальными лицами. Но он также отмечает упорство, с которым г-н Систани изображает себя духовным лидером нации и его настойчивые призывы ко всем иракцам принять участие в голосовании.

«Это правительство будет ближе к Ирану, и это беспокоит соседей Ирака», – говорит дипломат. Но власть шиитского большинства будет иметь свою систему сдерживаний и противоречий. Объединенный иракский альянс, который г-н Систани благословил, но не поддержал официально, возглавляют две исламистские шиитские партии – Исламская партия «Дава» и Верховный совет исламской революции Ирака. Скорее всего, именно им удастся наиболее эффективно мобилизировать своих избирателей.

Однако совсем не очевидно, что Альянс сумеет заполучить больше половины мест в национальной ассамблее. В шиитское большинство, которое сложится в парламенте, будут входить и светские кандидаты-шииты, баллотирующиеся от других политических сил. Многие западные дипломаты надеются, что группа под руководством премьер-министра и светского шиита г-на Аллави выиграет не менее 20% голосов. Курды могут рассчитывать по крайней мере на такое же количество мандатов.

Г-н Руббаи говорит, что Объединенный иракский альянс намерен сформировать коалиционное правительство, в которое также войдут сунниты, независимо от того, сколько мест им достанется в национальной ассамблее.

США смотрят дальше в будущее и уже сейчас обсуждают с основными партиями планы создания нового правительства и разработки проекта конституции. Они ожидают, что депутаты национальной ассамблеи привлекут к разработке конституции лидеров суннитов, предложив им объединить конституционные комитеты. Вашингтон старается подтолкнуть ООН, чтобы та возглавила пост-выборный поиск консенсуса по вопросу новой конституции.

Американские чиновники придерживаются оптимистических взглядов, которые разделяют и шиитские лидеры Ирака, что после выборов большая часть суннитской общины поймет, что единственная возможность повлиять на будущее их страны лежит в сотрудничестве с правительством. Этот процесс, говорят они, заставит суннитов принять участие в обсуждении конституции и оставит в изоляции экс-баасистов и радикальных исламистов-суннитов.

Но суннитская община может пойти на то, чтобы сорвать обсуждение конституции и сделать невозможным продвижение страны по пути демократических преобразований. Положения переходного административного закона, принятого в прошлом году по соглашению между иракскими лидерами и США и в настоящее время играющего роль временной конституции, позволяют любым трем провинциям – а именно столько находятся под контролем суннитов – заблокировать принятие конституции.

Есть опасения, что битва за конституцию выплеснется на улицу и приведет к новым вспышкам насилия. Шииты могут все чаще становиться целями атак боевиков. До сих пор г-ну Систани удавалось сдерживать шиитов, желающих отомстить за нападения на мечети и людей. Но терпению шиитских партий может наступить предел.

Именно по этой причине умеренные суннитские лидеры вроде г-на Пачачи считают, что обсуждению конституции должны предшествовать усилия по примирению иракского народа.

Какую роль в новой власти будет играть религия? Две основные партии, входящие в шиитскую коалицию Объединенный иракский альянс, имеют все шансы получить большую часть мест в иракском парламенте на выборах 30 января. Обе партии черпают вдохновение у одного и того же исламского мыслителя, убитого во времена правления Саддама Хусейна. Но они придерживаются различных взглядов относительно роли религии во власти.

Обе партии – «Дава» и Верховный совет исламской революции Ирака (ВСИРИ) настаивают на том, что они не желают строить исламскую республику в иранском стиле и заявляют о своей готовности уважать права немусульман и светских политических групп. Тем не менее, ни одна из них не знает точно, какую именно государственную систему они хотели бы создать в своей стране. В этой связи многие светские политики выражают обеспокоенность, что каждая из них, придя к власти, может начать агрессивно насаждать ислам в государственной жизни.

Группа Исламская Дава носит название движения, основанного в конце 1950-х гг. Мохаммедом Бакир аль-Садром, отстаивавшим идею создания исламской парламентской республики, контролируемой духовенством. После смерти г-на Садра от рук офицеров службы безопасности Саддама Хусейна в 1980 г., партия «Дава» распалась на несколько групп, одни из которых тайно боролись с режимом внутри Ирака, а другая часть боролась за свержение г-на Хусейна за пределами страны.

Возглавляет партию Ибрагим аль-Джаафари (Ibrahim al-Jaafari), входящий в так называемую «Лондонскую группу» изгнанников. Среди активистов «Дава» – горожане-шииты, принадлежащие к среднему классу – так сказать, «костюмы» против «тюрбанов», представляющих ВСИРИ и другие религиозные партии. Большинство из них подчеркивают, что они с уважением относятся к духовенству, но что они хотят полностью трансформировать Ирак, построив в нем религиозное общество, а не исламское правительство.

В то же время в партию ВСИРИ с самого начала входили преимущественно эмигранты из «Дава», бежавшие в Иран после смерти г-на Садра и имевшие тесные связи с Тегераном во время иранско-иракской войны 1980-88 гг. Точка зрения партийных активистов гораздо ближе к иранской концепции опеки духовенства, хотя эта группа настаивает на том, что религиозные деятели должны скорее контролировать правительство, чем реально управлять страной.

Заместитель руководителя политбюро ВСИРИ Саад Джавад (Saad Jawad) говорит, что вовсе необязательно, чтобы духовная власть была закреплена в конституции. Достаточно и того, чтобы ислам был признан официальной религией и одним из источников законодательства – два принципа, которых, по его словам, придерживаются и другие иракские партии, в том числе христианские, в переговорах о том, каким быть законодательству переходного периода в стране.

Несмотря на то, что обе партии говорят о создании в стране исламского общества через всеобщий консенсус, представители светской общины обеспокоены тем, что в прошлом году эти партии поддержали законопроект, дающий религиозным судам полномочия решать дела о браке и разводе, что воспринимается как показательный пример того, насколько агрессивно шииты будут отстаивать свои интересы.

Курдские партии, скорее светские по содержанию, надеются закрепить за собой автономию, отданную им после войны в персидском заливе 1991 года. Они беспокоятся, что другим партиям может придти в голову мысль пересмотреть свое отношение к федеративному устройству государства, которое их вполне устраивало, пока они были в изгнании.

Шиитское исламское движение имеет и другие ответвления. Одно из них олицетворяет собой наследие Мохаммеда Садека аль-Садра (Mohammed Sadeq al-Sadr), которого часто называют Садр II, чтобы отличить его от Мохаммеда Бакира. До своей насильственной смерти от рук агентов режима в 1999 г. второй г-н Садр возглавлял движение за религиозное возрождение Ирака. Его сын Муктада сегодня является лидером движения, которое отстаивает прямую форму духовного правления.

Хотя идеология третьего г-на Садра трудно поддается определению, он не раз не без иронии говорил о «политике партий» по сравнению с «политикой Бога», а его сторонники утверждают, что шииты должны подчиняться духовенству во всех сферах жизни».

Похожие новости:

Стратегия для Махмуда Аббаса

Стратегия для Махмуда Аббаса
Президентские выборы 9 января дали палестинскому народу возможность заполнить вакуум власти, образовавшийся после смерти Яссира Арафата, и открыли перед ним путь в новое будущее. Махмуд Аббас, более известный как Абу Мазен, одержал безоговорочную победу, набрав почти 2/3 голосов, несмотря на призывы боевиков «ХАМАС» бойкотировать выборы или голосовать за его оппонента, Мустафу Баргути (Mustapha

Необходимость политической реформы в Казахстане очевидна

Необходимость политической реформы в Казахстане очевидна
Военврач в отставке по имени Кайрат пришел на избирательный участок, чтобы проголосовать на выборах в парламент Казахстана. Он нажал кнопку новой электронной системы для голосования напротив названия главной оппозиционной партии «Ак Жол». На следующий день г-н Кайрат решил проверить, был ли зарегистрирован его голос. Он ввел свой личный код, но компьютер показал, что при голосовании была допущена

Формула новой власти

Формула новой власти
Прошедшие выборы внесли в политическую жизнь Украины почти критическую массу неопределенности. Но если в случае с кандидатурой Виктора Януковича еще накануне выборов было предельно ясно, что президентом Украины ему не стать, то с определением состава нового правительства вопрос упирается не столько в персоналии, сколько в отсутствие принципа его формирования и приоритетов функционирования. Ведь

Барьеры языковые и геополитические

Барьеры языковые и геополитические
В течение более чем 10 лет фактической независимости иракские курды снова привыкают жить бок о бок со своими арабоязычными соотечественниками. После окончания войны в Ираке международное сообщество четко дало понять, что единственный путь дальнейшего развития страны — это мирное сосуществование всех наций и народностей, населяющих Ирак. Ни о каком разделении государства не может быть и речи. К

"ЛУКОЙЛ" намерен возобновить "замороженный" контракт на разработку нефти в Ираке

Глава корпорации рассказал журналистам о своем намерении посетить Ирак для проведения переговоров о возобновлении заключенного ранее контракта на добычу нефти. В Багдаде Вагит Алекперов намеревается встретиться с членами временной администрации Ирака. Руководство пытается уговорить иракскую сторону вернуться к проекту на освоение месторождения . Договоренности по проекту были достигнуты

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить