» » Прибалтийская зона свободной торговли

Прибалтийская зона свободной торговли


Помнящих еще времена ударных социалистических строек и лозунгов о пятилетке за три года вряд ли серьезно удивила явная авантюрность провозглашенной в феврале этого года президентами четырех некогда братских республик идеи о завершении создания зоны свободной торговли в СНГ уже к сентябрю, то есть буквально за полгода. Отсутствие удивления, очевидно, вызвано не столько безграничным интеграционным энтузиазмом живущих на 1/6 части суши, сколько привычкой изначально скептически, даже равнодушно, принимать любые масштабные обещания постсоветских политических лидеров, касайся они вступления в Евросоюз за 10 лет или стабилизации зернового рынка за 2 недели.

Долгая дорога в дюнах, или как создаются зоны свободной торговли по-прибалтийски

Факт того, что идея минимизации торговых барьеров между странами-участницами СНГ обсуждалась более 10 лет, реально с момента создания этой организации, или, тем более, прошлая принадлежность к единому народнохозяйственному комплексу отнюдь не свидетельствуют о наличии сколь либо серьезной подготовленной базы формирования ЗСТ за столь короткий период. По крайней мере, если мы ведем речь о построении такой конструкции, которая вновь не окажется бумажным монолитом или полностью не рассыплется при первой попытке испытать ее действенность достаточно серьезным экзаменом, каким является вступление бывших советских республик во Всемирную торговую организацию.

Возможно, для более глубокого понимания того, какой в действительности объем согласований, переговоров, взаимных уступок и прочей работы необходимо провести для становления реально функционирующей ЗСТ, следует обратиться к мировому опыту успешно существующих зон свободной торговли. И чтоб вновь не подвергнуться обвинениям в том, что мы пытаемся взять в качестве примера модели, изначально неприемлемые для посттоталитарных стран, разработанные на базе принципиально иных исторических условий государств, где "капитализм строили двести лет", сошлемся на образец ЗСТ, эффективно работающей с середины 90-х годов прошлого столетия между державами, еще совсем недавно бок о бок с нами строившими "светлое будущее" в "первом в мире государстве рабочих и крестьян". Рассмотрим опыт подписания и реализации Договора о свободной торговле в Балтии, наиболее отчётливо демонстрирующий все плюсы и минусы такой формы интеграции для стран с переходной экономикой.

Несмотря на кажущуюся объективную родственность трех малых прибалтийских стран, Эстонию, Латвию и Литву с этнической, исторической, языковой и религиозной точек зрения объединяет не так уж и много, по крайней мере, этого общего у прибалтов однозначно меньше, чем у белорусов, россиян и украинцев.

Возможно, просто дело в относительно малом масштабе, не позволяющем с ходу рассмотреть, что литовцы исповедуют католицизм, в то время, как их северные соседи уже несколько столетий в своем большинстве протестанты, что эстонский язык гораздо ближе к венгерскому, финскому или мордвинскому, чем, скажем, к латышскому, и, наконец, что Ригу основали немецкие крестоносцы, а Вильнюс, будучи столицей самостоятельного княжества, простиравшегося до Черного моря, этим самым крестоносцам успешно противостоял. Так что балтийское единство не возникло из мифического исторического родства, а прошло довольно долгий и неоднозначный процесс становления. Поэтому совершим небольшой экскурс в прошлое.
Русская революция 1917 года помимо воли ее авторов принесла долгожданную независимость эстонцам, литовцам и латышам, не пожелавшим, в отличие от их прославленных земляков из личной охраны Ленина, идти по социалистическому пути развития. Во многом именно бурные события в России подтолкнули совсем юные и слабые страны, зародившиеся на обломках царской империи (а к ним в данном случае следует прибавить еще Польшу и Финляндию), к идее образования Балтийской таможенной унии или Балтийской Антанты. И если первая призвана была дать толчок экономическому развитию региона и стать, возможно, первым подобным объединением в Европе, то вторая - выступала калькой аналогичных военно-политических союзов, тиражировавшихся по инициативе Франции по всей Восточной Европе как бастион против "красной угрозы" и противовес немецкой мощи.
Уже в 1920 году на конференции в Хельсинки делегаты из Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши пытались договориться о взаимном союзе, однако националистический романтизм от только что приобретённого суверенитета не позволил трезво оценить выгоды отказа от его части в пользу более тесного сотрудничества.

Вскоре после первой конференции в Хельсинки состоялась вторая, на этот раз в латышском городке Булдури, в работе которой также приняли участие представители пяти вышеупомянутых государств. Когда участникам уже практически удалось прийти к соглашению о создании Балтийского Союза, в Польше неожиданно произошел военный переворот, следствием которого стала оккупация литовской столицы Вильнюса. Подобное развитие событий, безусловно, поставило крест на разговорах об интеграции. Неудаче идеи о союзе в не меньшей мере содействовали претензии Германии на латышскую Клайпеду, стремление Эстонии к большему сближению с Финляндией в ущерб отношениям с южными соседями, начало тесного сотрудничества между Москвой и Берлином.

Однако, и в этих сложных условиях переговорный процесс полностью не прерывался. Латышский министр иностранных дел Мейеровиц в 1923 года пытался добиться, по крайней мере, союза между Латвией и Эстонией в отношении хозяйственных и технических проблем. Постепенно круг обговариваемых вопросов расширился и 1 декабря 1923 года был подписан пакт о совместной обороне и взаимопомощи, а в феврале 1927 года оба государства заключили хозяйственное соглашение.

Попытки вдохнуть новую жизнь в процесс сближения стран Балтии предпринимались и в 1930-е годы. Так, в 1934 году в Женеве был подписан договор о создании Балтийской Антанты, оставшийся, однако, нереализованным. Год спустя в Таллине делегаты трех стран рассматривали вопросы координации культурной и экономической политики. В этот период регулярный характер приобрели консультации на уровне министров иностранных дел.
Однако "великая депрессия", общеевропейский кризис парламентской демократии, начало фашистской агрессии на континенте воспрепятствовали полноценной интеграции в регионе, а вскоре привели и к исчезновению самих прибалтийских стран с политической карты мира, поглощенных по результатам Пакта Молотова - Риббентропа Сталинской империей.

Загнанные против своей воли в "единый могучий" союз страны Балтии 50 лет ждали независимости, чтобы вновь начать трагически прерванный процесс консолидации, но уже на добровольной, взаимовыгодной основе. Идея интеграции уже в 1988 году материализовалась в виде документа под названием "Общие принципы координации". Следующим шагом в 1991 году стало подписание "Декларации о соглашении и сотрудничестве", что стало первым шагом к формированию Совета Балтийских государств. Под его крылом проводились заседания и совещания глав правительств, министров иностранных дел и прочих профильных министерств.

Немаловажную роль в этой связи сыграл внешний фактор, в качестве которого выступили Европейские Сообщества.
С начала 90-х годов в ЕС в известной мере на Прибалтику смотрели как на единое пространство, которое в перспективе следует принимать в число стран-участниц одновременно, и которым необходимо выдвинуть одинаковые требования.
Это доказывает также заключенное 12 июня 1995 года Европейское соглашение (фактический договор об ассоциации, к подписанию которого уже несколько лет стремится Украина), в котором с одной стороны действовал Европейский Союз, а с другой - Латвия, Литва и Эстония, которые рассматривались, как единое целое, хотя каждый из представителей трех стран ставил свою подпись отдельно. Дело в том, что для ЕС представляет естественную выгоду интеграция групп государств, чьи экономики работают по унифицированным правилам, что позволяет в дальнейшем избежать дополнительных согласований и длительного переговорного процесса.

Балтийский договор о свободной торговле увидел свет в Таллине 13 сентября 1993 года. Его прогрессивное значение для развития региональных интеграционных процессов было в определенной степени ослаблено тем, что действие правил свободной торговли не распространялось на продукцию сельского хозяйства.

В отношении промышленных товаров Договор обязывал страны-участницы не вводить новые импортные и экспортные пошлины и отменить существовавшие ранее, за исключением пошлин на товары, специально оговоренных в приложении и включавших преимущественно товары критического импорта.

Существенное значение имели включенные в договор условия в отношении происхождения товаров. Так, в специальной оговорке указывается на то, что соответствие товаров договору о свободной торговле удостоверяется таможенными учреждениями экспортирующего государства с выдачей специального документа, дающего право на освобождение от соответствующих платежей. Для соответствия указанным требованиям товар должен быть либо же полностью произведен на территории одной из балтийских стран, либо пройти на её территории достаточно высокую степень обработки, если первичное сырье происходит из третьих стран. Эти положения позволили избежать уклонения от уплаты пошлины при реэкспортных операциях, что имело место, например, при продаже российских товаров в Украину через территорию Белоруссии, находящейся с Россией в таможенном союзе.

Балтийский договор о свободной торговле создал новое региональное экономическое пространство с почти 8 миллионами населения. При этом страны-участницы осознавали необходимость дальнейшего углубления интеграции. Уже в ноябре 1994 года в рамках встречи трех министров иностранных дел была рассмотрена возможность создания Балтийского таможенного союза и распространения действия соглашения на сельскохозяйственную продукцию.
Интересно, что именно серьезные трения по вопросам взаимодействия в аграрной сфере позволили странам Балтии приобрести ценнейший опыт, пригодившийся им при переговорах о вступлении в ЕС, где вопрос о подключении к общей сельскохозяйственной политике новых членов является наиболее болезненным. В этом вопросе инициативу в свои руки взяли профильные ведомства трех государств. 27-28 марта 1996 года в эстонском местечке Хедэмэстэ состоялась встреча делегаций министерств сельского хозяйства (или земледелия) Латвии, Литвы и Эстонии. Делегации пришли к единому мнению о том, что приобретения от создания общего рынка сельхозпродукции с лихвой покроют связанные с возрастанием конкуренции потери и решили приступить к формированию Балтийского таможенного союза на принципах равных условий конкуренции, общих ветеринарных и фитосанитарных стандартов, подогнанных под критерии Белой книги Европейского Союза. При этом прибалты со свойственной им хозяйственностью решили проводить регулярный обмен информацией с Брюсселем с целью получения от ЕС финансовой поддержки структурным реформам. Кроме того, решено было создать ряд трехсторонних рабочих групп для проведения исследований в области агропромышленного комплекса.

И все же, несмотря на предпринимаемые усилия, сельское хозяйство выступило наиболее серьезным препятствием, существенно замедлившим темпы балтийской интеграции.

Ключевой проблемой в этом случае стало различное видение подходов к построению общего рынка у политиков в Вильнюсе, Таллинне и Риге. Эстония, например, отстаивала идею полной либерализации торговли сельхозпродукцией. Литва же, имеющая из трех стран наиболее весомую долю АПК в структуре национального дохода, настаивала на максимальном сохранении протекционистских мер для защиты местного производства. В Латвии же в полном соответствии с логикой срединного географического расположения мнения разделились примерно поровну. Однако, в итоге верх одержали сторонники свободной торговли, имевшие весомые позиции в министерстве земледелия. При этом, как считают эксперты, не была учтена чрезмерно либеральная торговая политика Эстонии, превращавшая ее в канал для массового наплыва продукции из третьих стран, тем более, что принцип происхождения товара Латвией соблюдался недостаточно точно.

С другой стороны, литовский парламент уже в 1994 году принял национальную сельскохозяйственную программу, предусматривавшую серьезную государственную поддержку фермерам. Аналогичных программ ни Латвия, ни Эстония не имели. Таким образом, субсидии, подкрепленные природными более выгодными условиями, давали латышским производителям значительные козыри в конкуренции с северными соседями. Ситуацию осложняла ещё и принятая в Латвии валютная политика. Для латвийского лата был установлен и последовательно поддерживался очень высокий обменный курс по отношению к доллару и, тем более, по отношению к литовскому литу и эстонской кроне. Это способствовало установлению внутри страны очень низких импортных цен и ощутимо препятствовало экспортерам сельхозпродукции. Искусственное занижение цен на импортные товары из-за высокого курса национальной валюты приводило к наплыву продукции из Литвы и подрывало национальное производство.

И всё же все вышеописанные сложности не могли перевесить существующую политическую волю к интеграции. Тем более, что твердое решение добиваться членства в Европейском Союзе, где конкуренция в продовольственной сфере еще значительно более жесткая, значительно нивелировала протесты аграрного лобби.

15 июня 1996 года было подписано этапное соглашение о распространении действия Балтийского таможенного союза и на продукцию сельского хозяйства. При подписании документа стороны заявили, что главными их целями являются:
1. Либерализация торговли сельскохозяйственными продуктами, содействие развитию гармоничных экономических отношений между Эстонией, Латвией и Литвой.
2. Создание свободной зоны торговли сельскохозяйственными и продовольственными продуктами между Эстонией, Латвией и Литвой.
Стороны условились, что с вступлением в силу Соглашения, отменяются все существующие таможенные пошлины на экспорт и на грузы эквивалентного значения и не будут впредь вводиться новые.

При этом, естественно подтверждалась дееспособность принципа о происхождении товара, закрепленного в договоре 1993 года. Кроме того, отмечалось, что соглашение не исключает возможность введения запрета и ограничения экспортно-импортных операций из соображений этики или национальной безопасности, что, в то же время, не может служить основанием для создания самовольных средств дискриминации или скрытых ограничений. Значительным достижением национальных промышленных и аграрных лобби стало включение в Соглашение положения о том, что каждая из стран имеет право введения чрезвычайных мер по ограничению импорта или экспорта, если приток либо отток товаров достигает критической отметки и процесс наносит непоправимый ущерб местным производителям. Безусловно, вся неоднозначность принципов данного документа была почерпнута из аналогичных соглашений, действующих в рамках Европейского Союза, и отражает желание установить тонкий баланс между осознанием экономической эффективности рыночных механизмов конкуренции и боязнью спровоцировать социальные потрясения вследствие закрытия нерентабельных производств. Таким образом, страны Балтии, долгое время наиболее быстро из посттоталитарных государств, двигавшиеся по пути интенсивных либеральных реформ, приняли доминирующий в Европе принцип "экономического заповедника", позволяющего против логики мирового хозяйственного развития сохраняться неэффективным и неконкурентоспособным производствам и отраслям, тормозящим общий темп рост.

На сегодняшний день, когда менее года отделяют страны Балтии от получения полноправного членства в Европейском Союзе, можно смело утверждать, что Балтийская зона свободной торговли, в основном, сыграла свою роль.

Изначально, создаваемая на принципах ЕС, она позволила прибалтийской промышленности, бывшей во многих областях монополистом во времена СССР, поднатореть в открытой и жесткой конкуренции, научила искать и находить компромисс между открытостью экономики и защитой национального производителя и, наконец, вскрыла многие недостатки большого общежития, где от более сильного соседа едва ли удастся просто закрыться за дверью индивидуальной квартиры.

Для нас же этот пример интересен не столько для того, чтоб ещё раз повторить банальную истину о том, что "прибалты и в Советском Союзе жили, как в Европе", а чтоб глубже понять всю комплексность и трудоемкость процесса сближения даже маленьких по объему ВВП экономик. Зона свободной торговли между Россией, Беларусью, Украиной и Казахстаном затронет далеко не только зерно и рыбные консервы, а, в первую очередь, продукцию машиностроения, металлургии, химии, ВПК и т. д. И в этом случае традиционные шутки о неторопливости латышей и эстонцев следовало бы на время забыть и задуматься над тем, что за этой медлительностью кроется расчет и основательность, чего так не хватает в странах, из года в год бьющих рекорды то по экспорту, то по импорту зерна.

Похожие новости:

Успешное введение евро в Австрии

Успешное введение евро в Австрии
С 1 января 2002 г. в двенадцати странах Европейского Союза введена в обращение новая европейская валюта - евро. Австрия, с 1 января 1995 г. член ЕС, присоединилась к еврозоне 1 января 1999 г. и вместе с другими странами-членами ЕС с энтузиазмом встретила введение новой, долгожданной общеевропейской валюты.

ВТО - инструмент или самоцель?

ВТО - инструмент или самоцель?
Украина активизировала свои усилия на пути присоединения к ВТО и может добиться своей цели уже осенью 2003 года. Ни для кого не секрет, что этот шаг будет иметь неоднозначные последствия, значимость которых для страны тяжело переоценить. С одной стороны, вступление в ВТО является важнейшей предпосылкой для перехода украинской экономики на качественно новый, более высокий уровень развития.

Ботсвана — страна с самой свободной экономикой в Африке

Ботсвана — страна с самой свободной экономикой в Африке
Репутация Ботсваны как страны с самой либеральной и хорошо управляемой экономикой в Африке была подтверждена в опубликованном отчете 2004 Index of World Freedom, спонсируемом организацией Heritage Foundation, в котором проводится мониторинг состояния экономики в 155 странах.

Россия медлит с заключением нового трубного соглашения

Россия медлит с заключением нового трубного соглашения
Министерство экономики и по вопросам европейской интеграции Украины 21 января направило на рассмотрение Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ) Российской Федерации (РФ) очередной вариант проекта соглашения о торговле трубами из черных металлов на 2005—2007 гг.

Оснований для паники по поводу падения объемов украинского экспорта в новые государства Евросоюза нет

Оснований для паники по поводу падения объемов украинского экспорта в новые государства Евросоюза нет
В Латвии среди политической элиты и в обществе всегда было единое мнение о том, что членство в Европейском Союзе и в НАТО является нашей основной целью. Не было долгих дискуссий, куда же идти - на Запад или на Восток. В Украине, к сожалению, подобного консенсуса лично я не наблюдаю. А усидеть на двух стульях достаточно сложно.

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить