НЛП: от управления к манипулированию


Сегодня человеку становится все сложнее «вписываться» во все более ускоряющиеся темпы жизни, ориентироваться во все более мощных потоках информации, постигать все более смелые технологии. Но всегда находится кто-нибудь с новым изобретением, способствующим адаптации к этим темпам. Нейролингвистическое программирование относится к подобным изобретениям, так как оно всегда стремилось облегчить жизнь человека. Сначала — жизнь врачей, потом — жизнь менеджеров, и наконец — жизнь «политтехнологов».

Кто нас программирует

НЛП уже давно вошло в современный фольклор. Так, например, если вы смотрели нашумевший фильм «Бойцовский клуб» (Fight club), то наверняка помните одного из главных героев, который, работая киномехаником, любил в семейных фильмах «вклеивать» откровенные порнографические кадры. Зрители, внимающие «Золушке» или «Спящей красавице» в его интерпретации, совсем ничего не замечали, но настроение у них под влиянием скрытых кадров заметно менялось, иногда кардинально. Что-то похожее можно увидеть и в реальной жизни. Например, на выборах в Екатеринбурге в каждую эротическую сцену на телевидении дополнительным кадром вставлялась фраза «Россель — наш губернатор». Господин Россель, разумеется, не стал секс-символом области, но в результате такой агитации остался губернатором на второй срок, хотя накануне выборов обладал чуть ли не самым низким рейтингом.

Феномен, о котором идет речь, — это эффект 25-го кадра (феномен Бэрда), и именно его обычно упоминают, когда рассказывают о негативной политической рекламе, черном пиаре и манипулировании человеческим сознанием вообще. А чуть более начитанные люди упоминают об НЛП — нейролингвистическом программировании, как методике абсолютного влияния (в НЛП входят не только 25-й кадр, но и другие техники: линия времени, якоря, субмодальности и т.п.). С помощью НЛП политики «зомбируют» избирателей, принуждают их действовать в свою пользу, и в результате — вместо возможности самостоятельно определяться со своим выбором, мы получаем порцию жестких приказов нашему подсознанию. И довольный электорат шагает тесными рядами к избирательным урнам, в спокойной уверенности проставляя крестик напротив имени «того самого» кандидата. Одно хорошо — в Украине такие методики являются пока крайне нераспространенными, поэтому традиционно выборы, вопреки всем возможным или, скорее, невозможным фальсификациям, проходят практически безболезненно для психического здоровья граждан.

Так думают про НЛП чуть более начитанные люди, и они же рассказывают эти ужасы всем другим, создавая вокруг политических психотехник ауру всемогущества и непобедимости. Именно благодаря таким напуганным «знатокам», НЛП имеет отрицательный имидж: каждый демократ сегодня, услышав эту аббревиатуру, должен сплевывать через левое плечо и шептать несвязные фразы из второго раздела Конституции. И только тот, кто в самом деле знаком с особенностями нейролингвистического программирования, знает о его возможностях, и еще больше — о его границах. И сколько бы не говорили о негативной политической рекламе, каждый «энэлпист» будет с пеной у рта доказывать, что в основе его деятельности — оптимизация общения, обучение людей правильному сосуществованию, творческому подходу к собственной жизни. Настоящее НЛП, по определению, — теория мирная и даже «экологическая», то есть та, которая не пренебрегает каждым человеческим «я». А любые внушения через вмешательство в подсознание были придуманы политиками и менеджерами, ими же они обычно практикуются. Фактически, на выбор людей влияют не так психотехники, как общепринятое мнение об их всесилии. А распространять такое мнение чрезвычайно выгодно любым «политтехнологам» — по крайней мере, это дает им неплохую зарплату и, к тому же, выделяет во что-то на манер масонской ложи.

О пользе курения

НЛП возникло в 70-х годах прошлого столетия в качестве гипотезы: что если существует некая формула успеха? Его основоположники Ричард Бэндлер и Джон Гриндер исследовали коммуникативные особенности известных людей и обнаружили, что все они не только были очень талантливыми, но и обладали таким набором словесных приемов, жестов, поз, что могли успешно убеждать людей или добиваться необходимых результатов. Проведя необходимые исследования, Бэндлер и Гриндер вывели формулу успеха — точнее правила успешной коммуникации. А позже создали целую «секту» центров НЛП (сегодня в мире их около 40). Ее члены занимаются «наукой», суть которой никогда не была «проверена в лабораторных условиях». Они имеют четкую организационную структуру (мастера — преподаватели — обычные члены), правила вступления и инициации, основоположную литературу (например, «Структура магии», «Из лягушек в принцы» Бэндлера и Гриндера) и даже легенды про «отцов-основателей».

Одна из таких легенд неплохо описывает то, чем, по сути, является НЛП. В середине 70-х годов оба изобретателя этого раздела практической психологии, уже почти знаменитые (это только в 90-х их назвали одними из ста людей, которые изменили лицо Америки), странствовали по Штатам с семинарами. Бэндлер и Гриндер заезжали попеременно и в разнообразные клиники, в одной из которых им показали неизлечимого кататоника, который неподвижно сидел и не двигался, не питался, чуть дышал. На нем решили испытать действие НЛП. Один из парней стал налаживать так называемый раппорт, то есть, попросту говоря, стал полностью повторять действия больного: дышал, мигал зрачками и шевелил пальцами так же, как он, словом, «присоединялся» к нему. Теория НЛП утверждает: после «присоединения» оба индивида настолько связаны, что могут осуществлять взаимное влияние, которое называется «ведением». Поэтому когда «энэлпист», полностью «присоединившись», вдруг вскочил, закричав: «Закурить не найдется?», больной автоматически вышел из своего «растительного» состояния и, взволновавшись, выбежал в другую комнату. Про его дальнейшую судьбу легенда умалчивает. А нейролингвистическое программирование стало уверенно захватывать разнообразные сферы человеческой деятельности — например, надежно прижилось в сфере менеджмента и теории управления. Причина — практические советы по налаживанию эффективной коммуникации, что, естественно, очень важно в любом коллективе.

Выберем сердцем? Или головой?

Наибольшего успеха НЛП достигло, когда заинтересовало политиков и разведку. Относительно последней вспомним лишь один факт — в 1987 году Пентагон израсходовал $470 тыс. на тридцатиминутный доклад о применении НЛП в разведдеятельности. Понятное дело, все, что касается разведслужб, — за семью печатями. Политическая же судьба НЛП известна лучше. Со времен Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер, впервые применившими НЛП целенаправленно и почти официально, нейролингвистическое программирование заняло важное место среди политических технологий. Его применяют на Западе фактически в каждой избирательной кампании, не гнушаясь и откровенно нелегальными формами. Так, штаб Буша-младшего в свое время крутил на телевидении рекламу, в которой демократов называли бюрократами, а 25-м кадром вставляли слово «крысы» (democrats — bureauc Rats) — правда, это сразу разоблачили, и рекламу запретили. Все-таки США — правовое государство, и НЛП там «должно» существовать исключительно на законных основаниях.

Относительно законности НЛП следует отметить, что большинство его техник не вступают в разногласие с правовыми актами разных стран. Вопреки общепринятому впечатлению от НЛП как средства «промывания мозгов», оно является обычной коммуникационной технологией. Да и вообще, его методами человечество пользуется давно — просто только в ХХ столетии этому явлению дали красивое и малопонятное название. Так, вряд ли кто будет считать незаконной «линию времени» — правило размещать фотографии кандидатов на плакате в правом верхнем углу с учетом того, что подсознание именно это место ассоциирует с будущим. Или чем провинился метод условных рефлексов? Правда, о них американцы не слышали, поэтому и придумали свой термин — «anchor» (якоря). Типичный пример — первый тур выборов в России 1996 года, когда Борис Ельцин привлекал избирателей лозунгом «Выбирай сердцем», а также подсознательными символами «отца нации», «дерева» и т.п. Потом, в преддверии выборов, председатель ЦИК просто заявил, что «россияне должны прийти на участки и сделать выбор сердцем». Он, конечно, «ничего плохого не хотел», и если бы не был госслужащим, то и обвинять его не в чем: активизация установки на предвыборный лозунг Б. Ельцина — не очень большой грех. Тем более, что все равно россияне не сильно поддавались программированию, и пришлось проводить второй тур.

Искусство манипулирования

Часто мы ведем речь о некоторых составляющих НЛП, даже не подозревая этого. Например, когда подвергаем критике политика за его/ее апелляцию к неопределенному «они» (аналог «красной угрозы»), за навязчивое употребление архетипов (домик украинской «Злагоды» и «Нашего дома — России», яблоко, многочисленные деревья, животные, цвета), бурную жестикуляцию, которая будто подчеркивает определенные слова в речи. Но большей частью мы никогда и не догадаемся, что наше впечатление о политике было частично создано его (или чужими) имиджмейкерами. Оказывается (в теории PR), что даже невинная фраза «Он одевается в коричневые костюмы» в нейтральной статье означает очень многое для нашего подсознания: коричневый цвет — это депрессия, отвращение. И даже применение шрифта открывает перед «политтехнологом» бескрайние просторы пропаганды и агитации. Так, в Польше когда-то был плакат: на белой бумаге вверху написано «Лех Валенса» в стиле граффити, которым в 80-х писали на стенах антикоммунистические лозунги, а внизу — то же имя, но уже буквами логотипа Coca-Cola. Дескать, лидер «Солидарности» продался американцам. Никакой «чернухи», никакого внушения, просто этот газированный безалкогольный напиток очень сильно ассоциируется со Штатами.

Вообще про НЛП можно говорить часами — общение как раз и является его основной средой. Кое-кто подвергает НЛП критике, как метод влияния на подсознание человека, а кое-кто защищает, как неплохое средство для обучения и запоминания. И дискутируя относительно роли НЛП в современной политической рекламе, важно не забывать, что само по себе, без других средств агитации, нейролингвистическое программирование бессильно. Оно не является абсолютной властью, и даже избыточные кадры в фильме не принудят вас голосовать за ненавистного кандидата. НЛП — это все же искусство, и как любое искусство, оно требует вдохновения, знания и немного юмора. Все равно ЦИК посчитает голоса по-своему.

Похожие новости:

Запрет агитации: разбор полетов

Запрет агитации: разбор полетов
Известная в мире американская юридическая фирма "Кавингтон энд Берлинг", изучив действующий в Украине закон о выборах, пришла к выводу, что он противоречит демократическим нормам и является шагом назад на пути к демократии. Фирма называет две главные причины: во-первых, закон о выборах является исключительно нечётким, допускающим крайне широкие разнотолкования, а во-вторых, установленные им

Мотивы еды. Выборы - 2002, как отдаленные последствия голодомора

Мотивы еды. Выборы - 2002, как отдаленные последствия голодомора
Человек есть то, что он ест. В диетологии об этой истине напоминают больному, когда тот съел что-нибудь не то. Очень часто процесс вспоминания заканчивается полным или временным вегетарианством. Таким образом, как бы парадоксально это ни звучало, частое упоминание о еде в период нынешней предвыборной гонки - всего лишь очередная разновидность заклинания "не убий".

Маленькие хитрости выборов

Маленькие хитрости выборов
Формирование избирательных комиссий из представителей различных партий и блоков, а также присутствие на выборах наблюдателей, казалось бы, должны были воспрепятствовать прямой подделке результатов голосования непосредственно на избирательных участках и в окружных комиссиях. Между тем, и здесь оставались возможности "корректирования" результатов.

Разделяй и манипулируй

Разделяй и манипулируй
Манипулируй, но не будь манипулируемым — вот модный девиз нынешнего делового мира. С развитием средств коммуникации следовать ему становится все проще, в связи с чем, как утверждают специалисты, мы сегодня живем в состоянии перманентной информационной войны, в которой каждый стремится управлять каждым. Вот оно — коммуникационное первобытное общество.

Опиум для народа

Опиум для народа
С распадом одной из сверхдержав уходит в прошлое терзавшая мир всю вторую половину ХХ века «холодная война». Но и в новом тысячелетии отнюдь не спокойно. Нынешнее столетие уже «завоевало» название «эпохи психологических войн», войн, «незаметно» проходящих как в экономической, так и в политической конкурентной среде.

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить