От реприватизации лучше воздержаться


Л.Мудрак: Может ли, по вашему мнению, грядущая смена власти повлечь за собой реприватизацию?

М. Чечетов: Реприватизация и национализация, возведенные в ранг государственной политики, невозможны. Ни один президент этого не допустит. Вы знаете, какие ассоциации наши разговоры о реприватизации и национализации вызывают у иностранных инвесторов? Они сразу вспоминают 1917 г. и говорят: «Да это у вас уже было. Но вы хоть до 100 лет дотяните, дождитесь круглой даты — 2017 г., — сделайте еще одну революцию, национализируете все и реприватизируйте».

Попытки запустить конвейер массовой реприватизации никогда не приведут к позитивным изменениям в экономике и улучшению инвестиционного имиджа Украины. Одно исключает другое.

Но там, где покупатели не выполняют инвестиционные обязательства, мы через суд разрываем договора. Уже более 120 договоров разорвано, по 130-ти мы судимся, возвращаем объекты в государственную собственность с тем, чтобы их вновь продать более эффективным собственникам. Схема отработана и законодательно урегулирована. Однако я не исключаю, что могут быть попытки принятия отдельных законов по отдельным объектам в части национализации или реприватизации. Но массовый конвейер запущен не будет.

М.Заплавская: А возможен ли пересмотр цены уже проданных объектов и доведения ее до уровня лучшего предложения, прозвучавшего накануне конкурса?

Е.Коваль: Сегодня такая возможность законодательством не предусмотрена. А провести конкурс предложений от гипотетических инвесторов невозможно. Можно попытаться пересчитать рыночную стоимость пакета акций в связи с изменениями рыночной цены продукции на мировом и внутреннем рынке и предложить собственникам внести дополнение к договору купли-продажи. Но эту возможность необходимо проанализировать с точки зрения соответствия действующему законодательству. Что же касается «лучшей цены», то ее никто не заплатил. Может быть, потому, что не был допущен к конкурсу, а может быть, и такое случалось не раз, никто бы и не заплатил. Так, перед конкурсом инвесторы неоднократно заявляли фантастические цены, а когда открывались конкурсные конверты, заявленная цена была ниже стартовой. Это все спекуляции в процессе приобретения.

Наибольшую цену за «Криворожсталь», по-моему, предложила российская «Севсталь». Около 30% этого предприятия, насколько я помню, было куплено трудовым коллективом, и весь пакет впоследствии выкупил директор завода! По-вашему, российские инвесторы лучше отечественных? Кто может гарантировать, что в случае приобретения контрольного пакета не было бы попыток нарушить права миноритарных акционеров аналогичного тем, которые были предприняты на ОАО «Николаевский глиноземный завод»?

М.Заплавская: Но тем не менее, о несправедливой приватизации «Криворожстали» все время говорит один из кандидатов. То есть, к данному вопросу все-таки будут возвращаться, хотя этот же кандидат отвергает идею реприватизации.

Е.Коваль: Очевидно, что возвращаться к этому вопросу будут. Но важно, чтобы это делалось по закону. То есть будут обращения в суд, будут анализироваться все стадии приватизации данного предприятия. Есть постановление правительства о продаже, и Фонд госимущества обязан был выполнять распоряжения правительства. Отменить распоряжения можно, но не задним числом. Такого механизма нет. Если действовать по закону, то это сделать достаточно тяжело. Может быть, данное решение правительства было неправильным, но целый ряд лоббистских законов были не лучшими, например, Закон «Об особенностях приватизации предприятий Укррудпрома», приведший к монополизму в данной отрасли, или Закон о приватизации Мариупольского завода им. Ильича, в соответствии с которым это предприятие было куплено за 400 млн. грн. в рассрочку.

Л.Мудрак: Михаил Васильевич, вы не опасаетесь, что после выборов с вас спросят за приватизацию резонансных объектов?

М.Чечетов: Решения о продаже ключевых стратегических объектов и раньше, и сейчас принимаются на уровне высшего руководства страны как политические. Каждое решение Фонда о проведении приватизации того или иного объекта подкреплено соответствующим документом. Я хочу обратить внимание на политику продажи крупных стратегических объектов. Гигантский уникальный «Укртелеком» можно выставлять на продажу. Технически мы к этому готовы хоть сейчас. Уверен, что в дальнейшем решения о выставлении на продажу объектов, обеспечивающих национальную и экономическую безопасность страны, будут приниматься консолидировано на высшем государственном уровне. Большая приватизация — это большая политика. Но политически вопрос не решен. Если мы сейчас выставим «Укртелеком» на продажу, я на 100% гарантирую, что он никогда не попадет в руки национального инвестора. На украинском рынке в сегменте телекоммуникаций нет структур, играющих в высшей лиге. Наши структуры играют в лучшем случае во второй или третьей лиге бизнеса. И если придут иностранные инвесторы из высшей лиги, то именно они станут собственниками «Укртелекома».

На сегодняшний день у нас только в металлургии есть действительно могучие корпорации, которые могут успешно не только конкурировать с иностранными компаниями, но и побеждать. Это показал «Индустриальный союз Донбасса», когда вошел в Европу и начал побеждать, играя одновременно на нескольких приватизационных досках. А вот на других сегментах рынка мы не можем пока составить серьезную конкуренцию крупнейшим иностранным корпорациям. Поэтому выставлять объекты на приватизацию или нет, заранее зная, что предприятие попадет в руки иностранных инвесторов — вопрос большой государственной политики. Ведь это касается безопасности страны. И смотрите, по «Укртелекому» и Одесскому припортовому заводу вначале президентом были приняты решения относительно нецелесообразности продажи, потом они были поддержаны правительством и большинством парламента. Теперь «Криворожсталь» — да, гигантский уникальный объект.

Е.Коваль: Я с вами не согласна. Да, гигантское предприятие, но это предприятие, в котором более 30% основных средств металлургического производства исчерпало ресурс технической эксплуатации. Это предприятие, в конечном счете, выпускает черную арматуру и катанку — и все. Его продукция может использоваться только в строительстве и дорожном строительстве. Так в чем, кроме размеров, уникальность предприятия?

М.Чечетов: И все же я отношу этот комбинат к ключевым объектам экономики Украины, а следовательно — к объектам принятия политических решений. Так оно и было. Решение о приватизации «Криворожстали» было принято на уровне правительства. Кстати, этот завод не находится в списке запрещенных к приватизации, то есть согласно существующему законодательству его можно было продавать. Политический вопрос состоял в том, когда продавать. Правительство приняло решение в отношении целесообразности продажи полтора года назад, но вмешался парламент. Однако мнение народных депутатов становится законом только тогда, когда оно проголосовано в парламенте, подписано главой ВРУ, президентом и конвертировано в законодательный акт. Без этого оно остается только мнением отдельных народных депутатов. Таким образом, получилось, что мнения депутатов остались мнениями депутатов, а решение правительства было реализовано.

Вместо 4 млрд. грн. поступлений от приватизации, как было запланировано ранее, проект бюджета на 2005 г. предусматривает поступления в объеме 7 млрд. Фонд госимущества может гарантировать поступление этих денег при условии принятия решений на уровне высшего руководства страны, парламента и правительства о целесообразности продажи крупнейших объектов, имеющих стратегическое значение для страны. Независимо от того, кто будет в парламенте, правительстве, или кто станет президентом. В противном случае мы просто «спалим» эти объекты. Это безумие — начинать конкурсы, не имея политического согласия на то в Верховной Раде. Мы никогда этого не делали.

С.Бирюк: Я хочу обратить ваше внимание, что именно Елена Викторовна является автором первого закона о реприватизации, а я — его соавтором. И в нем было написано: чтобы реприватизировать, необходимо в бюджете выделить средства, принять решение парламента о реприватизации на основе выкупа, иметь в бюджете специальный фонд для этих целей. «Но такой закон никому не нужен», — говорили народные депутаты. И кроме того, я отлично помню «рецензию» правительства на этот проект: «Замечаний к закону нет, но политически он нецелесообразен». Если бы тогда этот закон приняли, сейчас не было бы поводов для разговоров.

М.Заплавская: Но именно сейчас в случае существенного ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры ФПГ, возможно, захотят избавиться от некоторых своих активов.

С.Бирюк: Совершенно верно. Боюсь, что если не примут закона о реприватизации, все будет происходить так: через суд собственник сможет «сдать» свое предприятие, предварительно «выжав» из него все, что можно, да еще и деньги за него заберет в полном объеме. Я думаю, что под шумок политических реформ, ФПГ, возможно, захотят «сдать» заводы именно так, без специального закона.

Е.Коваль: Я бы хотела уточнить. Законопрект, который я писала, назывался «О праве государства и территориальных общин на приобретение имущества и имущественных прав». Речь шла о механизмах реализации права государства или территориальных общин на принудительный выкуп имущества юридических и физических лиц в случае возникновения общественных или государственных потребностей в этом имуществе. Например, в случае необходимости прокладки дорог, строительства продуктопроводов, реализации Генеральных планов развития городов и т.д. Или в случае неэффективного хозяйствования, принятия решения о ликвидации предприятий, функционирование которых общественно необходимо. Там речь не шла о политической реприватизации.

М. Заплавская: Тем не менее, давайте возвратимся к теме реприватизации. Фавориты сегодняшней власти, собственники крупных промышленных объектов, пользуются значительными налоговыми и бюджетными преференциями. В случае смены власти, а соответственно и отмены этих преференций, смогут ли они удержать массив приобретенных активов, не имея льгот? Или все-таки произойдет реприватизация, но не политическая, а из соображений экономической целесообразности.

Е.Коваль: Я хорошо знакома с работой «Криворожстали» и могу утверждать, что предприятие может и платит все налоги. Я там обнаружила единственную льготу — предприятию НДС возмещается частью налога на прибыль. То есть у них был 100%-ный возврат НДС. Но НДС необходимо возвращать всем. В данном случае я имею в виду само предприятие, а не дилера, реализующего его продукцию. Но дилер работал на предприятии и до приватизации! Что такое государственный завод? Это когда менеджмент предприятия имеет возможность управлять государственным имуществом в свою пользу. При отсутствии эффективного управления государством собственным имуществом такое положение вещей свойственно всем государственным предприятиям в Украине. Я уверена, что «Криворожсталь» на сегодняшний день государству не нужна, поэтому необходимо, на мой взгляд, искать какие-то другие механизмы, исключив политическую реприватизацию (передел собственности).

С.Бирюк: Мы говорим о национализации, то есть о возвращении имущества государству, или реприватизации — отчуждении предприятия с целью передачи новым собственникам?

Л.Мудрак: Реприватизация с целью передачи более эффективному собственнику, имеющему позитивный опыт, хорошую финансовую историю…

С.Бирюк: Украинское предприятие, акции которого не котируются на фондовых рынках, покупает другое предприятие с целью получения прибыли. Компании, чьи акции торгуются на Лондонской, Нью-Йоркской биржах, ищут не прибыли, а стремятся к росту капитализации. Таким компаниям важно показать в отчетности для роста котировок на развитых фондовых рынках, что они являются владельцами предприятия в стране с определенным количеством потребителей и значительным рынком сбыта. При этом собственники брэндов вывозят с украинских предприятий огромные средства с помощью гудвила: например, на каждой бутылке пива, выпускаемой по лицензии. И разве иностранные инвесторы купили хоть одно предприятие по высокой цене? Нет! Кроме того, они ОАО быстро превращают в ЗАО, не забывая при этом требовать от нас прозрачности и открытости. Каждый отстаивает свои интересы. Поэтому реприватизация, прежде всего, должна отстаивать интересы наших граждан.

Е.Коваль: Если мы хотим новой власти, мы ждем от нее одного: установить для всех равные правила игры. Иностранный инвестор чувствует себя хорошо только тогда, когда так же хорошо чувствует себя национальный инвестор.

М.Чечетов: Какой главный критерий цивилизованного общества? В таком обществе бизнес не ощущает смены политических элит, правящих партий и прочее. Если нам в 2006 г. предстоят парламентские выборы, то бизнес не должен опасаться очередной смены власти и рисков, связанных с пересмотром итогов приватизации. Выборы и их итоги не должны отрицательно сказываться на экономике и на правах собственности.

С.Бирюк: У Украины есть единственный шанс, и он будет реализован, если мы станем принимать законы и выполнять их, несмотря ни на какие политические пристрастия.

Е.Коваль: Если мы осуждаем то, что 13 лет в нашей стране главным было мнение одного человека, а не законы, которые вовсе не так уж и плохи, то нельзя допустить, чтобы мы опять жили не по закону, а по воле другого человека, даже считая, что он честный, справедливый и высоко профессиональный. Иначе в чем же смысл перемен? Если мы хотим, чтобы все было по закону, нам нужно именно с этого дня закону и подчиниться.

М.Заплавская: Отразятся ли на фондовом рынке политические события, происходящие в Украине?

С.Бирюк: Уже сейчас индекс ПФТС вырос до 200 (при этом продаются в основном предприятия, например, «Запорожсталь», пакеты акций которых могут выставляться на продажу в ближайшее время). Что касается причин наблюдаемого сейчас оживления фондового рынка, то оно объясняется рядом причин. Во-первых, отечественные предприятия хотят котироваться на зарубежных фондовых рынках, но для этого им нужно пройти через национальные организованные рынки, чтобы повысить собственную капитализацию. Кроме того, нашим компаниям нужно «крепить» имидж, ведь чтобы участвовать в приватизации за границей, необходимо «показать» капитализацию компании в Украине. Есть и еще одна причина: в Украину приходят средства зарубежных венчурных инвесторов и формируются новые национальные институциональные инвесторы — пенсионные фонды и фонды совместного инвестирования. Их задача — привлечение и увеличение активов, находящихся в их управлении. То есть в Украине появляются деньги институциональных инвесторов, которые позволят повысить капитализацию наших предприятий. Эти процессы совпали. Украина накопила определенный финансовый ресурс, и здесь уже есть за что бороться и нашим, и русским, и западным инвесторам. Это борьба создает конфликт интересов и влияет на развитие фондового рынка, который до такой степени недоразвит, что поднимается при любом стечении обстоятельств, если это приносит в страну деньги. В.Прошута: А как повлияет на фондовый рынок реприватизация?

С.Бирюк: Негативно, если она будет проведена без соответствующего закона.

Л.Мудрак: Тогда каковы шансы принятия этого документа?

С.Бирюк: Думаю, что собственники не допустят принятия такого закона. И не потому, что боятся, что что-то произойдет, — их пугает само слово «реприватизация».

М.Чечетов: Весь мир будет следить за тем, с чего начнет новый президент. Я уверен, что к власти придет мудрый государственный деятель, который никогда не возведет массовую реприватизацию и национализацию в ранг государственной политики.

Похожие новости:

Как живётся иностранному бизнесу на Украине

Как живётся иностранному бизнесу на Украине
ОБЩИЙ объем инвестиций в производство сантехники и керамической плитки под торговой маркой Cersanit в Украине планируется в размере 120 млн. евро. 80 млн. евро уже освоено на предприятии «Церсанит инвест» в Житомирской области. Завод заработал осенью прошлого года в аккурат накануне кризиса. О том, как живется сейчас в Украине польскому инвестору, рассказал DW директор по экономике предприятия

Валентина Семенюк: Для меня как человека, третий раз избранного в парламент, абсолютно ясно - они просто играются с огнем

Валентина Семенюк: Для меня как человека, третий раз избранного в парламент, абсолютно ясно - они просто играются с огнем
Не исключено, что после завершения формирования коалиционного правительства во главе с Виктором Януковичем (новый премьер обещал «огласить весь список» уже сегодня), депутаты-«большевики» займутся комитетами Верховной Рады. Мы пробуем узнать, готовы ли нынешние главы комитетов сдать свои посты?

Приватизация как подводный камень «оранжевой революции»

Приватизация как подводный камень «оранжевой революции»
С начала 2004 года в Украине развивается (на фоне реального улучшения экономической и социальной ситуации) перманентный политический кризис. Течение этого кризиса осложнено множеством других факторов (в частности, геополитических). Но первопричина его — все же распределение и перераспределение собственности.

Приватизация стратегических предприятий в 2005 г. под угрозой

Приватизация стратегических предприятий в 2005 г. под угрозой
Комитет Верховной Рады по вопросам экономической политики, управления народным хозяйством, собственности и инвестиций рекомендовал парламенту поддержать законопроект №6009 «О внесении изменений в некоторые законы Украины по вопросам приватизации». Документ, автором которого является председатель Специальной контрольной комиссии по вопросам приватизации ВРУ Валентина Семенюк, предполагает

Приватизационный статус-кво

Приватизационный статус-кво
Парламентское голосования по отчету ФГИУ за 2003 г. показало, что нынешний этап приватизации в Украине характеризуется абсолютным выполнением Фондом госимущества двух задач — продать быстро и только тому, кому руководство страны дает «зеленый свет». Несмотря на видимую несправедливость, такой подход вполне приемлем для основных украинских ФПГ.

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить