» » Двойник из параллельного мира. Мистика в жизни Евгения Петрова — «отца» Великого Комбинатора

Двойник из параллельного мира. Мистика в жизни Евгения Петрова — «отца» Великого Комбинатора


Трудно найти человека, который в течение жизни не перечитывал бы по несколько раз романы Ильфа и Петрова — бессмертные «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Романы, не вошедшие в школьный курс русской литературы, во все времена читались, что называется, «запоем», цитировались с наслаждением и всегда являлись одним из лучших способов поднятия настроения.

Это те самые романы, к которым человек «обречен» возвращаться на протяжении жизни. Наверное, если б был объявлен конкурс на «самую любимую книгу» — «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» заняли бы одно из первых мест. Причины этого вполне очевидны: ореол неявной антисоветскости, всегда овевавший творения Ильфа и Петрова, неистребимое обаяние языка двух бывших журналистов и — в первую очередь! — главный герой. Непонятно, как cоветская критика так долго мирилась с существованием столь явного и наглого «врага», как Остап Бендер. Этот герой не просто жил в умах и душах миллионов (и ни на что не жаловался!), он как бы «затмил своих родителей», как в свое время Шерлок Холмс «затмил» Артура Конан Дойля. И, согласитесь, не это ли и есть самое большое достижение авторов. Вот только многие, резво цитирующие «сына турецкоподданного», даже и не подозревают, что у Остапа Бендера был свой реальный прототип — Осип Шор (из Одессы, конечно!).

Строить социализм ему было скучно


Сложную судьбу Осипа Шора описал в произведении «Алмазный мой венец» Валентин Катаев, как известно, родной брат Евгения Петрова. Катаев пишет, что Осипа все домашние называли Остапом, «его внешность Ильф и Петров сохранили в своем романе почти в полной неприкосновенности: атлетическое сложение и романтический, чисто черноморский характер. Он служил в уголовном розыске по борьбе с бандитизмом, принявшим угрожающие размеры. Он был блестящим оперативным работником. Бандиты поклялись его убить…» У Остапа был горячо любимый и очень талантливый младший брат — Натан — поэт-футурист, кстати, близкий друг Птицелова — так все называли поэта Эдуарда Багрицкого. (Стихи Натана Шора можно встретить в сборниках футуристов, он писал под псевдонимом «Анатолий Фиолетов».)

По ошибке, введенные в заблуждение фамилией, бандиты выстрелили не в Остапа, а в поэта Натана, который только что женился, как раз в тот момент, когда он покупал в мебельном магазине двуспальный полосатый матрац...

То, как поступил в этот момент Остап, брат убитого поэта, было невероятным. Катаев пишет: «Он узнал, где скрываются убийцы, и один, в своем широком пиджаке, матросской тельняшке и капитанке на голове, страшный и могучий, вошел в подвал, где скрывались бандиты, в так называемую хавиру, и, войдя, положил на стол свое служебное оружие — пистолет-маузер с деревянной ручкой. Это был знак того, что он хочет говорить, а не стрелять. Бандиты ответили вежливостью на вежливость и в свою очередь положили на стол револьверы, обрезы и финки.

— Кто из вас, подлецов, убил моего брата? — спросил он.

— Я его пришил по ошибке вместо тебя, я здесь новый, и меня спутала фамилия, — ответил один из бандитов.

Легенда гласит, что Остап, никогда в жизни не проливший ни одной слезы, вынул из наружного бокового кармана декоративный платочек и вытер глаза.

— Лучше бы ты, подонок, прострелил меня. Ты знаешь, кого ты убил?

— Тогда не знал. А теперь уже имею сведения: известного поэта, друга Птицелова. И я прошу меня извинить. А если не можешь простить, то бери свою пушку, вот тебе моя грудь — и будем квиты.

Всю ночь Остап провел в хавире у бандитов. Они пили чистый ректификат, не разбавляя его водой, читали стихи убитого поэта, его друга Птицелова и плакали. Это были поминки, короткое перемирие, закончившееся с первыми лучами солнца, вышедшего из моря.

Остап спрятал под пиджак свой маузер и беспрепятственно вышел из подвала, с тем чтобы снова начать борьбу не на жизнь, а на смерть с бандитами». О дальнейшей судьбе Осипа Шора, реального прототипа Остапа Бендера, больше почти ничего неизвестно.

Есть свидетельства, будто, виня себя в гибели любимого младшего брата, Осип Шор ушел из ЧК, и вообще отошел от активной жизни. И это ему вроде бы принадлежала фраза, приписанная потом авторами Бендеру: «У меня с советской властью возникли за последний год серьезнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу. Мне скучно строить социализм».

Письма из ниоткуда
А все-таки как-то очень странно складывается все, связанное с романами Ильфа и Петрова: судьба Осипа Шора осталась неизвестной; в какие управдомы после стычки с румынскими пограничниками подался сам товарищ Бендер — непонятно; как эти романы пропустила сталинская цензура, а самих авторов не упекли в «места не столь отдаленные» — вообще загадка… Но, пожалуй, самое невероятное связано с судьбой Евгения Петрова.

«Евгений Петров (настоящие фамилия и имя Катаев Евгений Петрович. 1903-1942). Погиб в авиакатастрофе при возвращении из Севастополя в Москву. Похоронен в селе Маньково Чертковского района Каменской области». В этих строках из энциклопедии содержится фактически вся известная сегодня информация о гибели писателя.

По воспоминаниям Валентина Катаева, эта катастрофа была не случайна. Евгения буквально преследовала цепь трагических событий, на волосок отделявших его от смерти…

По рассказам брата, все началось еще в детстве, когда Женя с друзьями-гимназистами на старой рыбацкой шаланде решил совершить морское путешествие из Одессы в Очаков. Ребята попали в страшный шторм и чудом остались живы. Позже он надышался в гимназической лаборатории сероводородом, и его насилу откачали на свежем воздухе. Во время путешествия по Италии, в Милане, возле знаменитого собора Евгения сбил велосипедист. (Жуткое совпадение, конечно, но нынешний чемпион мира по велогонкам — россиянин Евгений Петров). В Финскую войну снаряд угодил в угол дома, где ночевал писатель. Уже во Вторую мировую войну Евгений Петров попал под минометный огонь немцев. Наконец, трагическая, нелепая гибель в 1942 году. Смерть будто ходила за ним по пятам.

И вот недавно радио Би-би-си, ссылаясь на английскую газету «Гардиан» военных лет, поведало и вовсе сенсационную историю, связанную с именем Евгения Петрова, эта история была опубликована в февральском номере «Огонька» за прошлый год под названием «Случайность — непознанная Богом необходимость».

Переехав в 1923 году в Москву и начав сотрудничать в различных журналах, молодой Евгений Петров, ведя большую переписку, увлекся странным делом: начал коллекционировать марки от своих же писем. И делал он это весьма замысловатым образом: отправлял письмо на какой-нибудь несуществующий адрес в разные города и страны. Позже конверт возвращался к нему, украшенный экзотическими марками и штемпелями с отметкой «Адрес неверен».

И вот в апреле 1939 года он отправил письмо, которое повлекло за собой целый ряд странных событий. На этот раз Катаев-Петров решил потревожить своей персоной далекую Новую Зеландию. Он придумал город под названием Хайдбердвилл, улицу Ратбич, дом 7 (на удачу!) и адресата — Мерилла Оджина Уэйзли. Текст письма был написан, естественно, по-английски: «Дорогой Мерилл! Прими мои самые искренние соболезнования в связи с кончиной дяди Пита. Прости, что долго не писал. Надеюсь, что с Ингрид все в порядке. Поцелуй от меня дочку. Она, наверное, совсем уже невеста? Твой Евгений».

Письмо было отправлено с Главпочтамта как заказное и срочное. Прошло более двух месяцев, а послание назад все не возвращалось. Решив, что оно затерялось, Евгений Петров уже и не надеялся получить конверт с редкими новозеландскими марками. Наконец в конце лета письмо все же пришло, но это не было письмо, отправленное им самим. Это был... ответ из Новой Зеландии, и обратный адрес оказался идентичным тому, что он придумал, когда писал свое послание некоему Мериллу Оджину Уэйзли. В конверте также лежала фотография, где крепкого вида мужчина обнимал самого Евгения Петрова. На обратной стороне имелась надпись: «9 октября 1938 года». Но Евгений Петров никогда не был в Новой Зеландии! И ему не был знаком этот человек на фото.

«Дорогой Евгений! — недоумевая, читал он. — Большое спасибо за соболезнование. Прости за задержку с ответом. Нелепая смерть всеми нами любимого дяди Пита выбила нас из колеи на полгода. Мы с Ингрид часто вспоминаем те два дня, что ты гостил у нас. Глория совсем большая и уже ходит во второй класс. Она до сих пор буквально не расстается с мишкой, которого ты ей привез из России. Не забывай, пиши нам. Твой друг Мерилл».

Посмотрев еще раз на дату, стоявшую на фото, писатель покрылся испариной: ведь именно в этот день его увезли в больницу в тяжелейшем состоянии — у него было запущенное воспаление легких. Несколько дней Евгений Петров был без сознания, врачи не скрывали от родных, что шансов выжить у больного практически нет.

Чтобы как-то разобраться с этим мистическим случаем, Петров снова написал в Новую Зеландию, но ответа так и не дождался. А вскоре началась Вторая мировая война.

С первых же дней Великой Отечественной Евгений Петров, военный корреспондент, то и дело летал на фронт. Друзья отмечали, что он стал замкнутым, задумчивым, будто предвидел, что жить ему осталось недолго. В 1942 году самолет, на котором он летел в район военных действий, пропал. И только спустя годы сын известного писателя Аркадия Первенцева обнаружил в семейном архиве документы, проливающие свет на обстоятельства трагической гибели Евгения Петрова. В тот день Первенцев вместе с Петровым находился в самолете и стал очевидцем его гибели. Вероятно, самолет разбился из-за того, что летчик самовольно изменил курс и полет проходил в условиях постоянного риска быть атакованным истребителями противника. Он был сбит немецкими «мессершмиттами» и врезался в землю. Спаслись несколько пассажиров — военные корреспонденты, которые мирно спали на откинутых десантных скамейках.

Здесь в этой мистической истории можно было бы поставить точку, если бы не второе письмо, пришедшее на московский адрес Евгения Петрова из Новой Зеландии. Вдове писателя его перевели. В нем Мерилл Уэйзли восхищался мужеством советских людей, стойко переносящих все тяготы войны, и выражал беспокойство за жизнь самого Евгения: «Я испугался, когда, гостя у нас, ты стал купаться в озере. Вода была очень холодной, но ты только шутил и говорил, что тебе суждено разбиться в самолете, а не утонуть. Прошу тебя, будь аккуратней — летай по возможности меньше»...

Кто же мог писать письма Евгению Петрову? Может быть, это был заскучавший Великий Комбинатор? Хотя, конечно, Новая Зеландия — это не Рио-де-Жанейро

Похожие новости:

Электоральный сон в рождественскую ночь, или Пишите письма мелким почерком

Электоральный сон в рождественскую ночь, или Пишите письма мелким почерком
К нам в квартиру пришел - нет, просто-таки ворвался - соседский мальчик Валера. "Мне прислали письмо!", - радостно сообщил он. И, явно не разделяя наше недоумение по поводу пустяковости события, пояснил: "Мне никто в жизни еще не присылал писем. И посмотрите, здесь написано не Валере, а Валере Николаевичу!"

Белокаменная, златоглавая

Белокаменная, златоглавая
"Я - москвич! Сколь счастлив тот, кто может произнести это слово, вкладывая в него всего себя. Я - москвич! И минувшее проходит предо мной. Уже теперь во многом оно непонятно для молодежи, а скоро исчезнет совсем. И чтобы знали жители новой столицы, каких трудов стоило их отцам выстроить новую жизнь на месте старой, они должны узнать, какова была старая Москва, как и какие люди бытовали в ней". С

До 1 февраля в Крыму пересчитают всех диких животных

До 1 февраля в Крыму пересчитают всех диких животных
Ежегодно сотни опытных лесников и егерей выходят в леса, чтобы проверить как живется диким животным, есть ли у них продовольствие и не страдают они от браконьеров.

Отар ИОСЕЛИАНИ: «Я снимаю фильмы о заблудших людях»

Отар ИОСЕЛИАНИ: «Я снимаю фильмы о заблудших людях»
Грузинский режиссер, абсолютная величина мирового кинематографа. С начала 1980-х живет и работает во Франции. В рамках «Молодости» провел мастер-класс для начинающих кинематографистов, а также представил ретроспективу своих картин.

Выставка не для всех

Выставка не для всех
«Мы не гонимся за количеством участников, поскольку остаемся в рамках специализации, и не ставим основной целью увеличивать число посетителей, — говорит генеральный директор компании «Бизнес Лайн» Евгений Агабабов. — У нас есть определенные критерии, по которым выясняется «причастность» той или иной компании к нашему мероприятию.

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить