Красивая свобода пространства


— Вы только что вернулись из Парижа с выставки Maison et object. И что же нового нам готовят законодатели мод?

— Международная выставка Maison et object — одно из крупнейших событий для дизайнеров интерьера и декораторов, некая цеховая неделя прет-а-порте. Правда, проводится она раз в год. Нынешняя выставка была юбилейная, она проходила в десятый раз.

В этом году площадь выставочных площадей составила 3 тыс. кв. м — огромное пространство, наполненное выстроенными интерьерами, их деталями и «предметкой». Все это в последние дни января было свезено в Париж со всего мира, постояло 5 дней, а в последний день практически все было распродано.

Выставка состояла из пяти тем-направлений: целиком выстроенные интерьеры, текстиль, аксессуары, садово-парковое искусство и мебель — 5 огромных павильонов.

На Maison et objet выставляются буквально все: очень крупные фирмы — Армани Каса, Ральф Лорен, Унгаро, Миссони, Гермес, Лагерфельд, Сваровски, не такие известные, рядовые марки и просто отдельные дизайнеры.

— Кто особенно заметен, кто задает тон?

— Американцы видны за километр размерами своих кроватей и другой мебели. Индусы и прочие «этники» тоже, разумеется, сразу бросаются в глаза. Весь Восток, Азия были представлены текстилем и этническими поделками. Вообще в Европу хлынул азиатский рынок — китайская расписная мебель, пакистанские ковры, азиатская ручная работа, африканские поделки. Но диктуют моду, без сомнения, французы и итальянцы — у них есть традиции создания интерьера, и это очень чувствуется. Азиаты, конечно, выставляют очень интересные изделия из стекла, метала, уникальные ковры и вышивки — но целостное решение пространства представить не могут. А вот французы, итальянцы и, отчасти, испанцы предлагают именно законченный образ интерьера.

— И каковы его основные черты?

— Основной прием — старые формы в сочетании с современным декором. Это, на мой взгляд, сейчас основная тенденция. Что не удивительно, ведь формообразование — достаточно сложная штука, да и за ХХ век было создано великое множество форм, и придумать что-то новое довольно трудно. Сегодня формы «проигрываются» по второму-третьему кругу, и каждый раз выглядят по-новому за счет декора, оформления. Сейчас очень много эдакой барочности: оклеивают, обдувают, облепливают, обставляют...

— Какие причины, по-вашему, обусловливают лидерство европейских стран в искусстве интерьерного дизайна?

— Я прихожу к мысли, что главное тут — традиции. Вот, к примеру, голландцы традиционно представляют только предметку, мелочевку. Лощеные овальные коробки — 3 штуки набор, с картинками начала века, со шнурами — вроде бы, ничего сложного. Проблема в том, что у нас нет традиций изготовления всей этой «ерунды». Мы не умеем. Идешь по выставке — боже, это так просто сделать, и это, и это… Да, все просто — но нужно делать это постоянно, не прекращая, изо дня в день, и стиль должен быть отточен годами и десятилетиями. Необходимо не утрачивать навыка создавать предметы, составляющие и наполняющие ежедневный человеческий быт, поддерживающие и отчасти формирующие образ жизни.

К сожалению, у нас такие понятия долгие десятилетия отсутствовали. В результате у нас большинства обыкновенных для европейца бытовых предметов либо нет, либо они подаются, как нечто уникальное и стоят безумно дорого.

Французы — невероятные снобы, но они обладают искусством жить. Это нельзя воспитать за одно поколение — чтобы люди чувствовали себя адекватно и вольно во всех этих мелочах. У нас такой публики пока нет, мне кажется.

— Причина наших интерьерных проблем только в нашем прошлом?

— Отчасти, да. И, возможно, в национальных традициях. Что культивировали славяне? Литературу, искусство, великое служение, борьбу, наконец. А обычное искусство жизни… При советской власти стало еще хуже. Если мода у нас была — пусть «придворная», официальная, то интерьеры как таковые вообще никогда не выставлялись, их не было в принципе. Кроме того, в советское время очень многие предметы быта просто исчезли. Исчезли и навыки их использования и изготовления.

Все это губительно для предметного мира и искусства интерьера, ведь чтобы этим пользоваться, нужно с этим постоянно жить и чувствовать себя там естественно. А у нас народ создаст себе шикарный интерьер, а потом чувствует себя отдельно от собственной квартиры.

По тем же причинам наш, отечественный интерьерный бум коснулся только очень богатой прослойки населения: искусство интерьера рассматривается почти исключительно как элемент престижа. Соответственно, в более широких слоях нет настоятельной потребности в оформлении жилья, да и культуры этого нет, нет повсеместной, ежеминутной и всеобщей, естественной и привычной погруженности в предметную среду. А если так — кому нужно настоящее столовое белье или действительно стильная посуда?

— Как же себя ведут отечественные дизайнеры интерьера?

— Пока нам достаточно тяжело. Скажем, в моде Украина уже прошла какой-то путь, в интерьере нам это еще предстоит. Мы пробуем. В феврале я открываю интерьерный бутик, где будут представлены вещи, созданный под маркой Victoria Gres Decor. Там будет текстиль, «предметка», дизайнерски реконструированная антикварная и просто старая мебель. Что еще? Меховые ковры, пледы, ширмы, подушки, скатерти. Я много лет собирала вышивки и просто интересные текстильные образцы, и теперь буду использовать их при создании различных деталей интерьера. К каждому изделию мы будем выдавать сертификат, на котором будет указано, какие старинные техники, материалы и т. п. использованы при создании конкретной вещи. Можно сказать, что это авторская реставрация дизайн-студии Виктории Гресь.

Похожие новости:

Белорусское искусство: попытка самоидентификации

Белорусское искусство: попытка самоидентификации
Удивительны гримасы информационного общества: сообщения о событиях на другом конце планеты мы получаем уже через несколько минут, а происходящее в сотне километров севернее Чернигова годами остается неизвестным. Именно поэтому открывшаяся в Центре современного искусства при НаУКМА выставка современного белорусского искусства под названием «Балота Empire» (куратор Ольга Коваленко) вызвала большой

Как коллекционировать: жди внутреннего сигнала

Как коллекционировать: жди внутреннего сигнала
Сразу скажу, что я не считаю себя «коллекционером» — скорее, человеком, который не может не собирать самые различные вещи: от чайных сервизов до стульев, «девушка, которая просто не может сказать «нет». По моему определению, коллекционирование — это открытие для себя интересных и облагораживающих произведений; оно подразумевает инвестиции — не в денежном отношении, а в плане личного удовольствия

Эргономика и дизайн: борьба полезного с прекрасным

Эргономика и дизайн: борьба полезного с прекрасным
За последние 10 лет мы почти незаметно для себя пережили несколько бархатных революций. Сначала черные столы из ДСП и белые стены проиграли войну светлому цветному пластику и контрастной окраске стен. Последние, в свою очередь, были отодвинуты на периферию моды нашествием hi-tech с его металлическими деталями, перфорированными поверхностями и стеклом в самых неожиданных местах.

Альтернатива "розовой абстракции"

Альтернатива
После того как в офисе закончен ремонт и из него ушли строители со своими инструментами и дизайнеры с бесценными (в прямом и переносном смысле) рекомендациями, счастливые владельцы "новорожденного" пространства остаются лицом к лицу с проблемой, чем же еще украсить свою трудовую жизнь.

Домашние «ненужности»

Домашние «ненужности»
Эти объекты — нечто среднее между «взрослыми» произведениями искусства и предметами интерьерного дизайна. С первыми их роднит безусловная уникальность каждого произведения и обязательное наличие художника-автора. С дизайном же сближает, так сказать, облегченная смысловая нагрузка и непременная очевидная декоративность.

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Популярные новости
banner1
Опрос
Газета "Деловая неделя"
Читаю постоянно
От случая к случаю
Моя любимая газета
Встречал и получше

"Ким Чен Ун" может стать новым лидером Северной Кореи

Его фото никогда не публи­ковалось. О том, как он вы­глядит, можно судить толь­ко по рассказам очевидцев: молодой человек 25 лет, рост около 175 см, вес - око­ло 90 кг. Может носить фут­болку с изображением Мела Гибсона. Пристрастия - бас­кетбол и суши из живой (!) рыбы. Несмотря на молодой возраст, у него серьезные проблемы с высоким давле­нием и диабетом. Получил начальное образование за
Интересные новости >> Все статьи
Шотландия в клетку

Шотландия в клетку

Мужчины в юбках, таинственное озеро Лох-Несс, гудение волынки – это не все, что отличает шотландцев от других народностей
Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Cноубординг - танцы на снежных бурунах

Да, вы не ошиблись, - это сноубординг – одна из самых захватывающих партий в экстремальном мире Вы, наверняка, не раз видели, хотя бы в кино, этих ребят. Они планируют по горам, разрезая пушистый снег досками и излучая адреналиновый восторг. А начиналось все, как не странно, с одной маленькой девчушки и ее заботливого отца Шермана Поппена.
Титаник: новые факты

Титаник: новые факты

Более 100 лет назад, столкнувшись с айсбергом, получил пробоину и затонул флагман британского флота, «корабль мечты» - «Титаник»… Его киль был заложен на верфях фирмы «Харленд энд Волфф» в Куинс-Айленде возле Белфаста 31 марта 1909 года. Над его постройкой трудились более трех тысяч человек. Для того времени «Титаник» был действительно выдающимся судном. Его длина составляла 259,83 м, ширина –
Логин
Пароль
Запомнить